Uraniya

Пользователь
  • Публикации

    110
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

54 Excellent

О Uraniya

  • Звание
    Advanced Member

Информация профиля

  • Пол Женский
  • Страна Россия
  • Интересы Наше сообщество – добровольное объединение любителей астрономии, искренне увлеченных космосом. Мы объединились чтобы общаться, делиться знаниями и опытом, вместе проводить астрономические наблюдения и экспедиции.
  • Город Москва
  • Телескоп 400 мм Meade Lightbridge

Посетители профиля

2 002 просмотра профиля
  1. Автор - Денис Покровский Зарисовки - из открытых источников Pavo (Павлин) NGC6752 (C93) – шаровик Морская Звезда. Входит в пятерку ярчайших шаровиков всего неба (5,4m). В Перу уже наблюдал его в бинокль. Очень интересный и сочный объект. Яркое, конденсированное, звездообразное ядро, потом резкое падение яркости (следствие коллапса центра скопления) и далее однородно до границ созвездия. Периферия рассыпается. Класс VI по Шепли-Сойер (т.е. средняя концентрация). Интересно, что Джеймс Данлоп, открывший скопление, из-за некоторой ассиметричности расположения ядра от центра, думал что наблюдает 2 скопления на одном луче зрения. Я такого не отметил. В 5' к юго-западу от ядра яркая бело-голубая звезда 7,4m. Norma (Наугольник) NGC 5946 (9,1m; 7’) шаровое скопление у границы с Волком. Кажется не примечательным. Но если проявить терпение и присмотреться, то можно увидеть интересный эффект: как влияет яркая звездочка рядом, она его как бы кособочит, забирает часть объема своим светом. Но потом увеличив кратность появляется эффект объемом. Lupus (Волк) NGC 5822 – напоминает пропеллер из больших вытянутых звездных лопастей, северная и южная более длинные. Южная лопасть скошена в сторону. При разгоне увеличения – на 13 мм (188х) не выдерживает, теряет целостность и становится лишь яркой группой на фоне богатой звездами области диска Галактики. Circinus (Циркуль) NGC 5823 (C88) рассеянка из каталога Колдуэлла. Напоминает сову с большими глазами и лаппками, вытянутыми на северо-восток. Хорошо реагирует на увеличение, но рисунок Совы становится менее очевидным. По области этого скопления интересно гулять с биноклем – сразу видны соседи в Волке (5822, 5749, 5925) и 5662 в Центавре. Caprocornus (Козерог) M30 - старый знакомый. Но интересно посмотреть – достаточно слабая концентрация (класс V), ядро бьётся. Хорошо реагирует на увеличение. Большой. На сев-восток рукав звезд к более яркой, на юго-восток еще пару выделяющихся звездных отростков. Chamaeleon NGC 3195 (C109) - планетарка, самая южная на небе в каталоге Колдуэлла. Вытянута, намеки на боковые утолщения (что создает иллюзию ромбика). Центральной звезды никак не вижу. В одном поле зрения (в полуградусе к западу) видна слабенькая галактика NGC3149 (13,1m; 2’). При разгоне увеличения показалось что есть некоторая вытянутость. Sagittarius (Стрелец) М22 – в 61 см в зените – мощно, в одном ряду с Омегой, 47м, М4. Средней концентрации, но хорошо рассыпается. NGC 6822 (C57), Галактика Барнарда – карликовая галактика, спутник нашей. Этот из тех объектов на которые не наведешься прочесыванием области. Даже здесь, с такой атмосферой и Стрельцом в зените, в 24” видна с трудом прямым зрением, если знать точно куда смотреть. Разгон увеличения и боковое зрение не много добавили: видная вытянутость, намек на неровности формы. Всё! Palomar 8 – 5’ в которых размазано 11 зв. Величин. Надо точно знать куда смотреть, выделяется едва прямым зрением. Боковым деталей нет, лишь понятна что круглая форма, все. Что с ним делать? Спортивно детектировать. М8 (Лагуна) – пока не моя очередь в 24ку, развлекаюсь как могу на расхлябанной 16шке. Мощная, огромная, даже без фильтра. Кислородник шикарно добавляет деталей и объем, на востоке видная яркая часть, расходятся рукава. Трифиды М20 тоже конечно, зрелищный объект. Все три доли и их деления видны ярко и четко. Hydra M68 – наблюдали этот шаровик при еще засветке от зодиакального света. Почти в зените. Интересен при разгоне увеличения. Арканы звезд идущие с юго-запада петлей, сужающиеся на северо-востоке. Сам достаточно рыхлый (класс X), слабой конденсации, но в центре видно яркое пятно ядра. NGC 3242 (С59) Призрак Юпитера – ватный комок голубого света, большой, достаточно однородный. NGC 5694 (С66) – шаровое скопление (10,2m; 3,7’). Честно, это один из тех колдуэлловских объектов, глядя на который не поймешь зачем он вообще включен в каталог. Большое увеличение тоже ничего не добавляет, звезды не разрешаются. Дальнейшее изучение данных показало что это один из самых далеких к нам шаровиков (113 000 св.л), на периферии Галактики (93 000 св.л. от центра), очень древний, ранее включенный Вальтером Скоттом как последний объект Hydra Hysteria – не самой простой программы наблюдений, охватывающей совзездие Гидры с ее 100 гр размахом. Видимо это и повлияло на Патрика Мура при составление каталога… М83 – посмотрел в 16ку и 24. Небо и земля! Апертура рулез, как говорится ). В 24ку уж точно видны все 4 спиральных рукава, закрученных против часовой стрелки, балдж, ядро этой мощной и интересной галактики. Corvus (Ворон) NGC4038 & 4039 Antennae (Усики) – мощная парочка! Яркая, заметная! В изображение рефлектора галочка галактик, пересекающихся вверху (юг): слева более утолщенная и закрученная на восток 4038, справа более тонкая и вытянутая 4039. Что поразило – яркие области звездообразования реально видно, особенно боковым зрением. Слабые звездочки этих областей мелькают на фоне центральных хребтов сталкивающихся галактик. Такого в других далеких галактиках я не видел. Очень интересный, сочный объект! Aquarius NGC 7293 Helix (Улитка) – посмотрел в последнюю ночь. В бинокль видна сразу. В предыдущую ночь пытался поймать сквозь разрывы в облаках, но не успевал! Огромная, все поле зрения в 13mm, большой провал (с неоднородной плотностью), сплюснутая, фильтр OIII отлично делает работу – видны ушки. Звезда 10m на 5 часов, вытянута с 7 на 2. NGC 7009 Сатурн – интересная форма, большая, жирная, с ушками. Голубой свет. Sculptor (Скульптор) NGC253 (С65) Галактика Скульптора - конечно мощно, бомба! Огромная, надо смотреть боковым чтобы увидеть весь размах, богатую структуру. Отчетливые спиральные рукава и массивные пылевые полосы. NGC 55 (С72) – вот это интересно! Сильная спиралка с ребра, большая,вытянутая. Балдж, яркое ядро, намеки на пылевые поло Cetus (Кит) NGC 246 (С56) – зрелищная планетарка, в ЛА жаргоне "Череп". Классная вещь, огромная, яркие звезды на ней (полдюжины), провалы. Менее чем в полуградусе пятно галактики NGC255 (11,8m;~3’) Fornax (Печь) Скопление галактик в Печи – люблю я скопления галактик! Производят они мощный импульс в сознание комбинацией визуальной эстетики и интеллектуальным осознанием грандиозности наблюдаемой картины… из ярких NGC1365, 1399, 1404 + 1380 + куча других. А-ля южная цепочка Маркаряна… ;) Когда разогнали 1365 – вот это отстрел башки! Звездочка ниндзя! Заостренные спиральные рукава (против часов) после мощнейшего бара на ярком ядре. Пять с плюсом! Dorado (Золотая Рыба) Тарантул NGC 2070 – ну что сказать, это тот объект, на который смотришь и… рыдаешь от восторга (и сколько уже рыданий эстетического счастья было в нашу поездку – от МП над головой, который смотрели чуть живые приехав в первый вечер на астроферму, и Омега Центавра, и Эта Киля, и рассеянки и галактики и шаровики южного неба!). Напоминает какой-то символ инопланетной цивилизации – яркий центр, перекрещивающиеся дуги и филаменты, уходящие за поле зрения окуляра 13мм. Хорошо и в УХЦ,и в О3. Последний добавляет объем… Прочитать полностью
  2. Автор - Денис Покровский Зарисовки - из открытых источниковНаблюдательные ночи с телескопом были с 19 по 21, с 22 по 26 и с 27 по 28 июня - итого 8 стоящих ночей (две забрали облака, три - культурная программа). Место и условия: Астроферма Хакос 23°14’S; 16°22’E, высота ~ 1830м.Одно из лучших астромест на Земле. Чистейшая прозрачная атмосфера. Настолько спокойная, что звёзды не мерцают. Облака черные. Никакой засветки нет вообще. Зодиакальный свет до зенита. После полуночи, когда МП прямо над головой, центр Галактики отбрасывает слабую тень. SQM 21,6 – 21,8 (что немного, видимо из-за яркости звездного света).Инструменты:- Бинокль Nikon Aculon 10X50- Ньютон на добсоне 24” f/4 (F=2440) - Ньютон на добсоне 16” f/4,5 (F~900)- Набор окуляров Televue: Nagler 32, Ethos 17, 13,8, 6, 3.7  Наводились с помощью Телрада + оптический искатель (прямое изображение). Работали преимущественно с Наглером 32 (76х, 1 гр); Этосом 13 (188х, ½ гр) и 6 (407х, 15'). Иногда разгоняли (планетарки) с 3,7мм до 660х.Надо сказать, 24" Добсон в Хакосе – отличный инструмент, с хорошим зеркалом. И даже несмотря на свой нехилый размер, вполне управляемый. Да и с лесенки наблюдать не такая уж проблема.CarinaNGC2516 (C96) Southern Beehive (Южный Улей) - рассеянка, видимая невооруженным глазом. Находится в трех с четвертью градусах вниз под Авиор (ε Car) – южной звездой Ложного Креста. При поисковом увеличении дугами звёзд напоминает бутон космической розы, при разгоне увеличения общая картинка теряется – бессистемные ветви звёзд. NGC 3772 (C92) Туманность Эта Киля. Мозговзрывательный объект! Его невозможно описать во всей красоте и полноте впечатлений словами. Иллюзия объема. Особенно с фильтрами. Огромная (до 2°), не помещается в поле зрения. Яркая,сложная структура, темные прожилки, дуги и филаменты. Все-таки превосходит М42 (или мы к нему уже привыкли?? – пару месяцев назад Орион еще моно было поймать тут до захода и сравнить)! Сразу бросается в глаза как яркое пятно на Млечном Пути. Разогнав увеличение до 400х вокруг самой Эты Киля явно видна туманность Гомункул – крошечные пузырьки на 4 часа и на 10, оранжевый оттенок.Над ней сгусток света – NGC3532 (C91) Колодец желаний. Мощное, богатое, огромное (3m; 1°). По плотности звезд не уступает М11, но превосходит размахом. Одно из моих самых любимых на всём небе.NGC 3772Под Этой Киля, к востоку, Южные Плеяды IC2602 (C102) – очень большое (>1,5°) и ярчайшее (1,9m) рассеянное скопление. Объект скорее бинокулярный. Интересный и сочный, но до наших Плеяд ему далеко.NGC 2808 (6,2m; 13,8’) – очень эстетичный шаровик! К северу дугой выходит ручка из звезд, впечатление что и к югу тоже (менее заметное). Ассиметричность ядра (к югу). По периферии очень интересно распадается на ворсистый рисунок.NGC 2808NGC 3576 + 3603 – комплекс туманностей. Интересный визуальный объект. Западная очень смахивает на туманность Пламя. Найти ее очень просто – есть Южный Крест. Примерно такого же размера и ориентации получается Колодец Желаний (3532)-Эта Киля – Южные Плеяды. Восточная вершина – наш объект.NGC 3576 + 360VelaNGC3132 (C74), Южное Кольцо, очень интересная планетарка, одна из самых красивых и ярких на южном небе. Яркая центральная звезда, толстое кольцо-бублик. С фильтром намек на структуру в нем.NGC 3132CentaurusКолдуэлловская галактика Пинцет NGC4945 (C83) – мощнейший объект! Яркая (8,8m) вытянутая (18,6'x3,5') спиралка с баром. К востоку маленькое пятнышко эллиптической галактики 4976 (10,2m). Потом было время разглядеть ее поспокойнее: производит сильнейшее впечатление – вытянутая, огромная. С С-З толще, видны темные провалы до половины ширины, потом более яркая область ядра, потом на Ю-В она истончается, практически уходя в яркий здесь звездный фон…NGC 4945NGC 5139 (C80), он же ω Центавра, он же лучший шаровик неба. М13 отходит в сторонку и нервно там курит! 47 Тукана, вообщем-то, тоже. Огромный, богатый, полный 3D шар звезд на все поле зрения. Равномерная концентрация, бьется по краям на звездную крошку. Вообщем-то, действительно одна из топовых достопримечательностей неба. Я его мучил. Разгонял до 660 крат – бил в самый центр, смотрел и тонул в великолепии сотен тысяч солнц. Лучше всего он кратах на 300 – тогда явно чувствуется сферический объем исполинского объекта в млн звезд! Нна серебристом сиянии надеты бусы ярких звезд. Плотный практически до самого края.NGC 5139NGC 5128 (C77) Центавр А – еще один хит южного неба, большая и яркая (в бинокль бросается сразу справа от Омеги Центавра), с загадочным видом и астрофизикой (результат столкновения эллиптической с меньше спиралкой, которую сейчас каннибализирует центральная черная сверхдыра). Напоминает БигМак. Две симметричные половинки-дуги с четким нижним краем и сразу заметной очень широкой черной полосой. При разгоне увеличения неровность полосы развивается в расщепляющуюся структуру.NGC 5128NGC 3766 (С97) Pearl cluster. Ну что ж, жемчужина она и в Африке жемчужина (получился прямо-таки буквальный каламбур). Яркая, красивая, не очень большая. IC 2944, IC 2948, Crd249 (C100), λ Centauri Cluster - скопления Лямбды Центавра, эмиссионная туманность Бегущая Цыпочка. Действительно интересный объект, особенно с фильтрами. Рисунок туманности напоминает букву Хи.MuscaNGC 5189 Спиральная планетарка (10,3m; 140”) – очень интересный и зрелищный объект, действительно показывает дуги света, закрученные спиралью!NGC 5189Tucana (Тукан)47 Tuc (C106) – конечно, по праву, один из лучших шаровиков на небе. Ясно виден как среднего блеска звезда (~3,5m) слева от ММО. Но по общему впечатлению все-таки на уровне хорошего М13, не дотягивая до Омеги (хотя надо признать, когда мы смотрели, ММО было низко). Очень плотное, яркое, конденсированное ядро (не разрешить), после которого плотность быстро спадает.ScorpiusNGC 6231, C76 + Tr24 + IC4628 “Креветка” + Barnard 48. Целое собрание небесных богатств – две рассеянки: 6231 – эстетичная, компактная, средне-богатая и яркая, с контрастными красными звездами в центре + большое Трамплер 24, темное облако B48 и область HII Креветка. Как целое – яркий визуальный объект, сразу виден рядом с Дзетой невооруженным взглядом. Отличная цель для бинокля. 6231 и IC4628 заслуживают отдельного телескопического анализа (надо признать, что сперва я недооценивал красоту объекта для телескопа). Сужающаяся с изгибом форма последней действительно напоминает криля. NGC 6334 Кошачья лапа, эмиссионная туманность, в 3 гр к западу от раздвоенного хвоста Скорпиона (лямбда Шаула). Хорошо на Hβ реагирует. Пяток разнесенных светлых пятнышек.NGC 6334NGC 6302 (C69), она же Букашка небесная Достаточно крупная (под 50”), очень интересная по форме. Яркая, легко находится. Хорошо среагировала на увеличения, показав всю сложность своей топологии. Без фильтра тоже отлично смотрится. Центральная, продолговатая часть с короткими отростками.Corona Australis (Южная Корона)NGC 6541 (C78) – шаровик, впечатление концентрических волн яркости, серебристая паутина звезд фона между звездными исходящими к периферии рукавами.NGC 6729, C68 + NGC 6726-27 + IC 4812 Туманность Южной Короны – эмиссионные и отражательные туманности, рядом яркий шаровик NGC 6723 (7m). Туманности красивые, в виде галочки сама С68 и две звезды в тумане на востоке как вторая часть (6726-27). Третья часть на юге – IC4812 вокруг более плотной пары звезд , дымка видна меньше.NGC 6723 + NGC 6726-27 + IC 4812Источники зарисовок:http://www.asod.infohttp://www.deepeye.hu/    
  3. Автор - Антон Арефьев. Фото - Антон Арефьев, Алексей Грудцын. 19е и 20е июня были полностью посвящены наблюдениям, а 21го у нас была поездка в Соссусфлей. Тронулись сразу после завтрака. Выехали на трассу С26 и повернули направо, в сторону океана. Сразу же начался довольно муторный серпантин - спуск с нашего нагорья примерно на километр. Дорога непростая, но очень красивая. По пути стали попадаться животные. Сначала мы тормозили у каждой зебры или орикса, чтобы сфоткать, потом, честно говоря, уже поднадоело. Решили тормозить только при встрече со стадом бегемотов. Кстати, фраза "это Африка" стала у нас в экспедиции крылатой, на любое высказанное кем-либо удивление или восторг, или недовольство остальные участники экспедиции важно говорили "это Африка...". Например: -- блин, у меня полные кроссовки песка! -- это Африка... :) Заправившись и закупившись съестными и алкогольными припасами мы без приключений доехали до поселка Сесрием, который находится у въезда в парк Соссусфлей. Поскольку мы потратились на Соссус Дюн Лодж, мы оказались в привилегированном положении относительно прочих туристов, т.к. мы жили внутри ворот в нац. парк и могли утром стартовать к дюнам до восхода, пока остальные томились в очереди на проезд в ворота. Умывшись и перекусив сухим пайком, захваченным с Хакоса, мы отправились на дюны. По территории парка проходит асфальтированная трасса (асфальт - вообще большая редкость в Намибии), длиной около 60 км. Из нашего лоджа был свой выезд на эту трассу. Через пару десятков километров начались знаменитые красные дюны! Денис полез на дюну №45 (номер означает километр от въезда в парк). Дальние деревья плавают в нагретом воздухе. Было довольно жарко. Наверное, самый жаркий день за всю поездку, температура была около +28. После мы двинулись дальше по трассе, в Мёртвую долину. Около 60го км асфальт кончился. Так была стоянка шаттлов, которые отвозят туристов за умеренную плату к Мертвой долине. В принципе, на нашем шарабане мы бы там проехали, но заранее мы этого не знали, поэтому решили воспользоваться услугами шаттла. После высадки из шаттла нужно еще примерно 1.1 км пройти по пустыне, перевалить за очередную дюну, и глазам открывается совершенно сюрреалистическая картина Мертвой долины! Потом мы вернулись к Дюне №45, и очень удачно попали прямо к закату. Цвета на закате совершенно нереальные! После этого мы усталые, но очень довольные вернулись в наш лодж, где направились прямо в ресторан. Там оказались на удивление божеские цены и очень вкусная говядина! Спать легли пораньше, т.к. на следующее утро планировалась ранняя вылазка на дюны, встречать рассвет. 22.06 мы проснулись в 4:30 утра, дабы успеть забраться на дюну и встретить там рассвет. Из лоджа нас выпустили только в 5:30, поскольку находится на территории национального парка ночью нельзя. Как из соображений безопасности, так, видимо, чтобы не свинячили всякие туристы-палаточники. Кстати, там действительно везде очень чисто. Мы на нашем шарабане были первые, кто прорвался в парк, поэтому нам выпала честь нарушать песчаную целину на дюнах (за ночь все следы ветром заметает) и наблюдать сверху, как начинается движение по трассе. Успели первые вскарабкаться на самый верх дюны №46. И вот наконец рассвет! Дюны окрашиваются в невероятные краски. Обратите внимание на черную точку в небе справа от Солнца. Оказывается, это воздушный шар! Виден с расстояния 45 км! Нам накануне вечером предлагали на нём подняться, но заломили какие-то чумовые деньги за это. Долина начинает наполняться светом. На дюне всё это время было очень холодно и ветренно, песок забивался везде, где только возможно, даже кажется хрустел в зуме объектива. Вытряхиваем его из ботинок и носков -- набивается около килограмма в каждую ногу. Нафотографировавшись вдоволь, двинулись домой в лодж. По дороге опять встретилась куча разных зверей. Перекусив и освежившись, около 10 утра выписались из лоджа. Направились в находящийся тут же рядом каньон Сесрием. Очень интересное место - вода промыла живописный узкий и глубокий каньон, по которому мы и совершили прогулку. На фото, где Денис стоит рядом с лужицей, - единственное место, где в сухой сезон можно увидеть воду естественного происхождения.
  4. Автор - Антон Арефьев. Фото - Антон Арефьев, Алексей Грудцын Утром продолжили знакомство с фермой. Начали, естественно, с завтрака. Завтраки, как и ужины, проходят на застекленной веранде с великолепным видом на окружающие горы. Еда была не совсем привычная - каждый день мы ели дичь - антилоп и зебр, поскольку домашней скотины тут практически не держат. Вареные яйца - только по воскресеньям, как деликатес :) Большинство гостей фермы составляют немцы, любители астрономии. Хотя были и французы, и англичанин с женой-полькой, и даже один перуанец, аспирант парижского университета из астрономической экспедиции, снимавшей там какую-то оккультацию какого-то хитрого астероида с кольцами. Большинство немцев являются членами астрономического сообщества IAS, которое построило на территории фермы целую обсерваторию с несколькими куполами и довольно приличными телескопами. Один из немцев - Вальтер - профессиональный ученый-астроном на пенсии, любезно согласился провести для нас небольшую экскурсию. После осмотра немецкой обсерватории мы отправились изучать окрестности. На ферме организован интересный планетарий, демонстрирующий масштабы и относительные расстояния Солнечной системы. На воротах фермы нарисовано Солнце - это как бы нулевой километр. И вдоль дороги, ведущей в горы, установлены столбики с планетами, на том относительном расстоянии от Солнца, как в реальности. Например, столбик с Меркурием - в нескольких метрах от Солнца. Столбик с Юпитером- в нескольких сотных метров, а Нептун - в паре киломеров. И так все планеты. Когда мы находились на этой дороге между Марсом и Юпитером, мы увидели могилу. Как мы прочитали на памятнике, тут похоронен основатель фермы, Вальтер Штраубе, отец теперешней хозяйки. Но не сразу нам открылся весь смысл захоронения именно здесь. Только после того, как мы увидели рядом с могилой очередной столбик, мы поняли, в чем дело. Оказывается, в честь Вальтера Штраубе был назван один из астероидов главного пояса. И поэтому он похоронен именно здесь, между Марсом и Юпитером.. Потом мы разбрелись по окрестностям, любоваться непривычными африканскими пейзажами. День был облачный, причем к вечеру облака так и не разошлись. Но конечно, мы не могли сидеть дома и отправились на площадку к нашим Добам караулить просветы. Когда облака закрывали Млечный путь, тьма была такая, что я не видел собственной ладони на расстоянии полметра от лица. В ту первую ночь у телескопов мы почти не наблюдали из-за облаков, но никогда не забуду наш дружный нецензурный вопль, когда нам удалось навести 24" на Омегу Центавра! В ту ночь удалось посмотреть галактику Центавр А, которая также никого не оставила равнодушным, и еще несколько легких для поиска объектов. Что касается температур, то жарко не было. Пару дней были тёплые, +27-28, но это на дюнах Соссусфлей. А на ферме, благодаря большой высоте (почти 2км), было прохладно. Днём около +18-22, в разные ночи +4-8 примерно. Зимние куртки и шапки весьма пригодились. Воздух очень сухой, даже при сильных ночных похолоданиях ни одной капли росы не выпало ни разу. В завершение - немного фотографий астрофермы:
  5. Начинаем серию публикаций об астро-путешествии участников Урании в Намибию в июне-июле 2017 г. Автор: Антон Арефьев Вот и закончилась наша великолепная астрономическая экспедиция в Намибию, на астроферму Хакос. Даты - 17.06.17 - 01.07.17. Визуальные инструменты - 24" Доб, 16" Доб. Экспедиция оказалось сверхудачной - кроме умопомрачительного тёмного южного неба нам удалось познакомиться с дикой природой и некоторыми достопримечательностями Южной Африки, мы побывали в дюнах Соссусфлея, на горе Гамсберг, на побережье Атлантического океана в городах Уолфиш-бэй и Свакопмунд, а также полетать над инопланетными пейзажами пустыни Намиб на маленькой Цессне! Даты поездки выбирались исходя из местных и астрономических условий - во-первых, сухой сезон, малая вероятность облаков. Во-вторых, центр Млечного пути прямо надо головой посреди ночи. И ночь в это время, кстати, очень длинная - зима же там! Авиабилеты покупались в январе, поэтому относительно дешево. Вообще, готовиться начали еще прошлой осенью. В сентябре я начал доставать ферму мейлами. Отвечают на мейлы они очень неспешно (как выяснилось в поездке, хозяева круглосуточно вертятся, ведут гигантское хозяйство, поэтому им просто некогда), поэтому согласование дат длилось очень долго, до декабря. Дело еще осложнялось тем, что большой Доб 24" сдает не ферма, а некая немецкая астрономическая фирма. И мне пришлось утрясать в двух метсах параллельно даты проживания и даты аренды скопа. Учитывая, что июнь - самый высокий астрономический сезон, это было непросто. Но оно того стоило! 24" - оказался просто идеальным инструментом. При гигантской по нашим меркам апертуре он обладает отличной оптикой (при хорошей атмосфере по планетам, планетаркам и т.д. вполне держал 400х) и очень плавной, удобной и отбалансированной механикой. Управлять им было одно удовольствие, хотя сначала мы с опаской думали о ведении, поиске объектов и т.д. Кроме того, он великолепно оснащен - Наглер 31, 17й, 13й, 8й, 6й и 3.7мм Этосы, колесо с хорошими фильтрами, телрад и прямой оптический искатель - мечта! Стартовали мы из Домодедова 16 июня. Полет состоял из двух частей - Москва - Доха (около 5 часов), в Дохе ночная пересадка около 7.5 часов и перелет Доха - Виндхук. Оба перелета Катарскими авилиниями. Про эту авиакомпанию хочется сказать много теплых слов, поскольку сервис у них действительно на высоте. Перелеты были очень комфортные, питание хорошее, в каждом кресле индивидуальная мультимедиа система, и, главное, наливают - сколько влезет ;) Первый день. 17 июня. Около 9 утра прилетели в Виндхук. Поменяли в аэропорту валюту, взяли в аренду предварительно забронированную тачку. Нам достался пикап Тойота Хайлюкс, за которым впоследствии закрепилось нежное прозвище Шарабан. Приключения с ним начались сразу - когда сотрудник конторы показывал, как запаска крепится к днищу цепью, эту цепь заело и запаску пришлось положить в кузов. Выкатившись из аэропорта (с непривычки было страшновато ехать по встречке, движение-то левостороннее), мы двинулись в Виндхук, чтобы заехать в супермаркет и затариться там по дороге в Хакос. Буквально через пару километров от аэропорта мы были шокированы тем, что дорогу перебежала стайка обезьян! В городе около супермаркета водитель одной из попутных машин сказал нам, что у нас спущено колесо. Как выяснилось, колесо это было уже проколото и починено, но заплатка была фиговая и через неё травил воздух. Поменяв колесо на запаску и затоварившись в супермаркете мы были вынуждены вернуться в аэропорт, в контору по прокату, чтобы нам поменяли запаску, т.к. ехать в дальний путь по без запаски невозможно. В результате всего этого мы потеряли полдня времени и выехали на трассу С26 Виндхук - Уолфиш-бэй уже к вечеру. Асфальт кончился сразу за городом, дальше пошел грейдер. Впрочем, вполне приличного качества, позволяющий временами разгоняться до 100-120 км/час. Дорога очень пустынная, траффик практически нулевой. Огромное количество живности встречается. Второй вид животных, после обезьян, которые встретились нам по дороге - было семейство бородавочников, которые грелись на закатном солнышке. Закат застал нас в дороге, мы остановились и вышли из машины полюбоваться. После этого мы двинулсь дальше в быстро сгущающихся сумерках. Когда уже было довольно темно внезапно прямо перед машиной на дорогу выскочила здоровенная антилопа-куду. Каким-то чудом удалось оттормозиться, вильнуть в сторону и при этом не перевернуться. В результате всех приключений и задержек мы добрались до Хакоса в полной темноте. Сил расчехлять и настраивать телескопы уже совершенно не было, и мы после ужина просто расставили пластиковые стулья, вооружились биноклями, ромом и хорошей музыкой и наслаждались открывшейся величественной картиной центра Млечного пути прямо над головой.. Меня лично в первую ночь кроме незнакомых (и знакомых, но видимых вверх ногами) созвездий и объектов сильнейшим образом впечатлило сразу 3 вещи: полное, абсолютное отсутствие засветки; отличный сиинг (даже звезды не мерцают) и ярчайший зодиакальный свет, доходящий почти до зенита. Фото Славы Антипова:
  6. Оригинал взят у budilnik в что видно из крупнейшей в России обсерватории Звездная болезнь Корреспондент РР отправился в Карачаево-Черкесию, чтобы побывать во чреве короля телескопов, увидеть, чем занимаются по ночам российские астрономы и встретить рассвет с Венерой. Черно-желтый плакат пересекала красная надпись «Лишь раз в жизни!». Рядом пояснялось: «Венера приближается… Не пропустите!». Плакат висел на сайте САО РАН – Специальной астрофизической обсерватории Российской академии наук – вместе с головокружительными снимками кавказских гор. Снежные вершины, купола башен с телескопами, словно свита окружающие монументальный БТА, самый большой телескоп на материке. С детства я знал, что две самых красивых вещи в мире – звездное небо ясной ночью вдали от города и горные хребты. А тут еще Венера продефилирует по Солнцу – расположение светил явно благоволило к тому, чтобы немедленно отправиться в обсерваторию. Орбиты Венеры и Земли находятся в разных плоскостях, поэтому в следующий раз наши планеты выстроятся в одну линию с Солнцем только через 105 лет. В 1768 ради того, чтоб взглянуть на это событие капитан Джеймс Кук целый год потратил на путешествие до Таити и обратно. Мне же хватило одного дня, проведенного по большей части в такси от аэропорта Минеральных Вод до научного поселка Нижний Архыз. - Это официальное название, а сами мы поселок называем Буково, - сказал таксист, - потому что вокруг буки растут. - А что астрономы, - должно быть, слегка не от мира сего? - Люди как люди, задрав голову к небу не ходят, звездной болезнью не страдают. Миновав казачью станицу Зеленчукская, мы въезжаем в Архыз – горную местность в ущелье реки Большой Зеленчук. Вокруг все, как и должно быть на Кавказе – шумит река, на склонах гор пасутся отары овец, табуны лошадей, стада коз и коров. Всадники-карачаевцы гонят их по пустой дороге, машине каждые пять минут приходится проталкиваться сквозь новое стадо. Карачаевские женщины на обочинах готовят и продают хычины – вкусные лепешки с мясом или сыром. После того, как в 90-е местные заводы распилили, а колхозы развалили, каждый налаживает свою жизнь как может. Карачаевцы и казаки живут очень по-разному, но и те, и другие воспринимают Советский Союз как легендарную эпоху исполинов. Один из них мы оставили позади – радиотелескоп РАТАН-600, похожий на огромный круглый стадион, окруженный белоснежным амфитеатром - антенной диаметром 600 метров. Другой виден издалека – словно мегалит, на двухкилометровой высоте над горой возвышается вытянутая в небо полусфера БТА - Большого Телескопа Альт-Азимутального. Остров астрономов. Буково находится за КПП, отгороженное шлагбаумом от бурь суетного мира. В буковых зарослях прячутся четыре жилые многоэтажки, школа, детсад, гостиница, лабораторный корпус, мастерские, в которых изготовляют и ремонтируют астрономическое оборудование. Вот, кажется и все. В двух шагах от поселка – заводик, разливающий по бутылкам минеральную воду. В самом поселке минеральная вода течет прямо из крана. Чуть поодаль – тысячелетние развалины крупного аланского города, от которого сохранилось три христианских храма. Один из них отремонтировали, теперь это древнейший на территории России действующий храм. Рядом на земле большой круг из камней, предположительно солнечный календарь. Ведь астрономия – самая старая из наук. В Буково живут 600 человек и бессчетное количество кошек и собак. От поселка отходят две дороги: одна на гору, к телескопу, другая – к станице, откуда мы приехали. Астрономы шутят – «коллеги из Дубны хвалятся, что у них всего час до столицы, а мы им отвечаем, что у нас всего час до станицы». Другие населенные пункты в досягаемости - Теберда, Нижняя Теберда, Верхняя Теберда, Новая Теберда… Пойти особо некуда – ни кафе, ни развлекательных заведений, но ночная жизнь очень даже имеется – меня сразу предупреждают, чтобы я не пугался, если встречу астронома в полночь на лесной тропе. Астрономы, как и я – ночные существа. Кто-то ночью на дежурстве у телескопа, кто-то вышел посмотреть на звезды, у кого-то бессонница от высокогорья. Дежурства в обсерватории на горе – главное местное развлечение, за них идет борьба, очередность надолго расписана. Исследователи управляют телескопом дистанционно, из лабораторного корпуса в поселке, и радости дежурства связаны не с открытиями, а с медитациями на вершине горы под звездами. Среди астрономов немало семейных пар. Чтобы сносно жить, работать должны оба члена семьи, а другой работы здесь практически нет. Многие маститые ученые до сих пор живут в общежитии, - квартиру в поселке купить нереально, цены выше чем в Ставрополе. Меня тоже вселяют в общежитие, потому что всю гостиницу заняли приехавшие из Москвы киношники. Они снимают на горе эпизоды для фильма «Лучшая девушка Кавказа» - что-то вроде продолжения «Кавказской пленницы». Киношники наделали переполоху в поселке, ходят слухи, что даже Этуш приедет играть своего постаревшего кавказского героя. А так в Буково новостей немного – ответ на просьбу рассказать последние истории юные астрономы-аспиранты долго пытаются вспомнить что-нибудь эдакое, но в итоге приключений набирается только на пару коротких рассказов с зачином «как-то раз выпили мы и пошли на гору» или «вот была у нас бабка, которая по ночам выпить продавала»… Мы гуляем по поселку с Денисом Растегаевым – жизнерадостным 30-летним научным сотрудником обсерватории. Вечереет, шумит река, темнеют горы, - ночью в поселке чувствуешь себя как на маленьком острове на берегу звездного океана. Денису скоро заступать на ночную вахту в лабораторном корпусе – сегодня его очередь наблюдать звезды. - Я сюда попал 10 лет назад, - рассказывает Денис. – Помню, как был шокирован всей этой красотой, прямо эйфория началась. Идешь по лесу, а вокруг светлячки… Тут много таких мистических моментов, но чтоб их почувствовать, надо здесь жить. Я экстраверт, люблю тусовки, но в последние годы стал главную радость внутри находить. Раньше меня тянуло в город, а сейчас больше недели в городе не могу. Идешь через потоки серой массы и понимаешь, что ты не нужен никому, они тебе не нужны, и все это – какая-то мишура. А здесь настоящее. Я такой счастливый всегда возвращаюсь, тащу рюкзак и думаю: «Елки-палки, как же классно!». Здесь ты как будто в космосе. А еще мистический момент – когда ты лежишь на горе, ветер дует, никого нет, ты смотришь в небо и слышишь как где-то рядом идут коровы и звенят колокольчиками. Атмосфера как в фильме Тарковского - лежишь в Солярисе, чувствуешь его всем телом, каждой клеточкой… Ночная вахта - А еще меня поразило, как здесь работают. Выхожу в час-два ночи гулять, смотрю – люди работают. И вот это меня очень завело. До этого я видел только классическую форму работы – с понедельника до шести, дожидаешься пятницы, в выходные гуляем. А здесь ощущение, что ты не проживаешь свою жизнь вхолостую - люди своей работой живут, занимаются тем, что им нравится и как им нравится. А я безумно люблю физику – после института был долгий период, когда книжки без формул просто не мог читать, не интересно было. Да и сейчас мечтаю открыть какой-нибудь фундаментальный закон природы – такой, чтобы ух! Совсем стемнело, небо затянуло тучами – погода здесь переменчивая. Мы проходим мимо школы, оттуда раздается приглушенная музыка. Музицирующих астрономов Денис называет то джаз-бандом, то рок-группой, то оркестром. До часу ночи они будут репетировать, потом поедут к телескопу. - У нас в работе сохраняется совковая школа, советский стержень! – с гордостью продолжает Денис, - например, у нас такой старожил есть – Виталий Петрович Горанский. Он настоящий непобедимый советский боец, может на разгром диссертации специально в Москву поехать, если решит, что важно опровергнуть какие-то неправильные вещи. Горанский и правда непримиримый боец – его сайт открывается заголовком «Варварские акции РПЦ против российской астрофизики». Так он борется со световым загрязнением окружающей среды. Неподалеку от поселка построили храм, который освещается тридцатью фонарями и прожектором, направленным в небо. С другой стороны строят канатную дорогу для туристов, там тоже много огней. Для астрономов все это – «мусорная засветка», мешающая наблюдениям. В поселке нет лишних фонарей, а все что есть – специальные, у них свет падает строго вниз. Раньше вокруг была охранная зона – заповедник звездного неба, в котором нельзя было размещать лишнее освещение. Но внешний мир потихоньку наступает, астрономам трудно держать оборону. Мы входим в лабораторный корпус. Здесь – центр местной жизни, смысл существования поселка. Каждый этаж оккупирован одной из каст астрономов – солнечниками, вспышечниками, звездниками, внегалактиками. Но все-таки ночью мало кто работает, сейчас корпус почти пустой. - Я – МАВР! – Денис открывает дверь с табличкой «МАВР» - Методы Астрономии Высокого Разрешения. – В нашей лаборатории самая сложная методика наблюдений. Я навожу телескоп на звезду всего на 2 минуты, делаю за это время 2 тысячи кадров, потом забиваю другие координаты и перенавожусь. Так больше никто не наблюдает. Другие ставят экспозицию часа на 2. Захожу, они сидят, борщ едят. Ну как это так, елки-палки! Я от такого даже теряюсь, потому что привык уже к спартанским условиям. Время наблюдений драгоценное, программный комитет его заранее распределяет по нашим заявкам на полгода – мне, допустим, досталось в этом полугодии шесть ночей. - А что же ты в остальное время делаешь? - Обрабатываю данные, полученные в предыдущий сет, пишу статьи, езжу на конференции – обычная научная текучка. И еще все навесное оборудование для телескопа сделано нашими руками. Каждая лаборатория создает и вешает на телескоп свои приборы: мы – для спекл-интерферометрии, кто-то – для спектроскопии, кто-то – для фотометрии. Мы усаживаемся за клавиатуру. Управлять телескопом можно с любого компьютера при помощи специальной программы. На экране показано положение телескопа, координаты объекта, на который он направлен, погодные условия. Задав новые координаты, наблюдатель может развернуть громадину в нужном направлении. Денис открывает график ветра. - Так и думал! Видишь красные пики – это порывы выше 10 метров в секунду. Мы не имеем права наблюдать, ветер раскачивает телескоп. Изображение будет нечетким. Все, нет погоды – нет наблюдений. Теперь пару месяцев придется ждать следующей вахты. Такая вот у нас лотерея, игра фортуны. Вероятность, что тебе не повезет – высокая. Это наша главная проблема. Звезды не одиноки. Мы купили по бутылке пива, хрустим чипсами и беседуем о звездах. Денис получил Золотую медаль РАН за открытие уникальной системы из четырех звезд с очень низким содержанием металла. Это очень старая система. Звезды, как и Земля, рождаются из газа и пыли, оставшихся от взрывов сверхновых, в этой пыли есть и металлы, и все прочее. А четверная звезда, открытая Денисом, родилась очень давно, когда еще не успело взорваться много сверхновых, в ней нет почти ничего кроме водорода и гелия. Обычно за долгую жизнь такие старые звездные системы успевают распасться, но эта выжила. - А если бы была хорошая погода, что бы ты сейчас наблюдал? - Я сейчас занимаюсь исследованием двойных магнитных звезд. Это звезды, которые крутятся друг вокруг друга, и плюс они обладают глобальными магнитными полями. Не как Солнце – у него маленькое магнитное поле, а большие поля только в пятнах. А тут глобальное, распределенное по всей поверхности магнитное поле. Таких звезд мало. Мы хотим понять их природу. - И что ты интересного уже узнал? - Во-первых, мы обнаружили, что очень много звезд, которые раньше были известны как одиночные, на самом деле двойные. И мы открыли много новых двойных магнитных звезд – вообще, львиная их доля была открыта в нашей обсерватории. Это уже неплохой результат - считалось, что они обычно одиночные. Вообще, большинство звезд не одиноки, они входят в состав двойных, кратных систем. Известны и пятерные системы, и даже парочка шестерных. Практически у всех звезд есть спутник - видимый или невидимый, может очень далекий, но гравитационно связанный со звездой. - У Солнца же нет. - Мы - спутники Солнца. Но чаще всего звезды бывают двойными. Денис Растегаев - Значит, на многих планетах видно два солнца? - Только если планета очень далеко от звезд отстоит. Потому что три тела неустойчивы гравитационно. Близкую планету либо выкинет из такой системы. либо она сольется с одним из солнц. Это как в семье – любовный треугольник может долго существовать только в том случае, если один из компонентов всегда далеко. - А магнитные поля – это ведь они отвечают за солнечную активность? - Все вспышки на Солнце и других звездах, все пятна – этот результат активности магнитных полей. Звезды вращаются вокруг собственной оси, но их верхние слои, состоящие из заряженной плазмы, движутся неравномерно – экватор движется с одной скоростью, полярные области совсем с другой. Магнитные линии перезамыкаются, и в этих местах возникают вспышки, или, например, протуберанцы – выбросы плазмы. Восход с Венерой Глубокая ночь, самое время ехать на гору. - Там школьников из клуба любителей астрономии подвезли, ну зачем? Тучи на небе, ничего не увидим, - ворчит Денис, - да и вообще, весь этот транзит Венеры - просто развлечение. Хотя пиар астрономии – вещь, конечно, важная. В штатах под него даже рок-фестивали проводятся. Очень эффективно – крупные обсерватории строятся на частные пожертвования. Часа в три ночи я вместе с веселой компанией астрономов (кажется, это тот самый рок-джаз-бэнд-оркестр) поднимаюсь на гору на десятке-развалюхе без заднего хода. На горе так нечеловечески прекрасно, что я на пару часов выпадаю из социума, а астрономы тем временем готовят на лужайке небольшие переносные телескопчики к восходу солнца. Полнолуние, вокруг ни одного огонька, но видно все отлично. Над нами возвышается твердыня БТА – гигантский металлический купол, сияющий в лунном свете, окруженный башенками телескопов поменьше. К футуристическому входу, похожему на шлюз космического корабля, ведет длинная парадная лестница. Величественный храм астрономии, космической фантастики и мечтаний о космосе всех советских мальчишек! Начинает светать. Вокруг блестят снежные пики, в долинах далеко под ногами – туман. Тучи рассеялись - как писал в судовом журнале капитан Джеймс Кук, «этот день оказался настолько благоприятным для того, что мы намеревались сделать, что лучшего мы и не могли желать». Кук приплыл за Венерой на Таити не из любопытства. В тот год десятки ученых отправились в отдаленные уголки мира, чтобы сравнив данные наблюдений в разных широтах посчитать расстояние до Солнца. Многие из них погибли по дороге, многие не сумели добраться до своих постов, многих ждало жесточайшее разочарование если тучи закрывали Солнце во время транзита, - но в итоге расстояние от Земли до Солнца было вычислено. Сейчас расстояние между планетами и Солнцем измеряют с помощью радиолокации, а наблюдать транзит Венеры имеет разве что эстетический смысл. Черная жемчужина очень медленно, несколько часов, перекатывается с одного конца золотого блюдца на другой. Зрелище на любителя, но все же есть какая-то завораживающая магия в мерном движении светил. К восходу в половине шестого на лужайке с телескопами собралась тусовка астрономов с семьями, приехавших школьников и туристов. От холода школьники завернулись в одеяла. Окруженные башнями телескопов, они выглядели как служители какого-то астрального культа. Люди всматривались в выплывающее из-за горизонта Солнце с черной родинкой через окуляры небольших телескопов, через старые рентгеновские снимки, через астрономическую спецпленку, надетую на объектив фотоаппарата. Самодельные фильтры позволяли прекрасно видеть Венеру невооруженным глазом. Поначалу зрелище вызвало ажиотаж, но постепенно всем прискучило. Между тем, до конца транзита, самого красивого и поучительного момента – еще пара часов. - А нельзя ли как-нибудь ускорить Венеру? - спрашивает кто-то. Ускорить Венеру решаем с помощью ритуального визита в чрево БТА. Внутри телескопа Думаете, на конце телескопа огромное увеличительное стекло? Как бы не так! На направленном в небо узком конце БТА - железный люк, за которым спиной к звездам должен сидеть астроном. Внизу, на широком конце – гигантское вогнутое зеркало. Из открытого забрала тысячетонного купола свет падает на зеркало, а оно фокусирует его, собирая увеличенную картинку на экране перед глазами астронома, сидящего на верхнем конце в тесном металлическом «стакане». К счастью, стакан давно пустует - там лишь размещают приборы, которые управляются из лабораторного корпуса. Стакан напоминает о предчувствии ядерной войны во время детских экскурсий в бомбоубежище и о суровом быте советских людей, в жизни которых даже здесь было предусмотрено место для подвига. Каморка с металлическими внутренностями для подвига подходит идеально – должно быть, примерно в такой Гагарин летал в космос. Обстановка рабочих помещений телескопа похожа на мрачную постъядерную компьютерную игру-антиутопию. Черные металлические двери, темные лестницы, узкие переходы, ведущие к таинственным конструкциям, которые нельзя трогать руками. Древние шкафы-компьютеры, дьюары с жидким азотом, станки и инструменты, тесный дребезжащий лифт, способный провезти максимум двоих с одного уровня лабиринта на другой. Все железное, тяжелое, простое, но на века, выдержит прямое попадание атомной бомбы. Мы пробираемся с фонариком по узким лазам, в ключевых местах наталкиваясь на шедевры красного дизайна - большую красную кнопку, красную надпись «СССР», красную лампу тревоги, красный огнетушитель, красный телефон возле люка в стакан. Зато внизу, в парадном вестибюле, атмосфера светлая и торжественная, как во время приема в пионеры. Здесь уже началась экскурсия для приехавших откуда-то издалека представителей МВД. - До ближайшей от нас звезды Проксима Центавра свет идет около 4-х лет, - старается молодой астроном, взваливший на себя миссию экскурсовода. Публика понимающе кивает, но понимает, похоже, каждый что-то свое. - А у нас в галактике одна звезда? – спрашивает руководительница группы. - Нет, примерно 100-150 миллиардов, – ошеломленный астроном за долю секунды берет себя в руки и отвечает как ни в чем не бывало. - Вы извините, что мы вас перебиваем, но нам ехать надо. - Может вопросы появились какие-то? Вы только скажите, что вам еще интересно. - Вопросы есть? – дежурно обращается руководительница к группе, - вопросов наверное много, лучше мы еще раз приедем. Атмосфера Мы выходим из башни телескопа. - Помню, когда построили телескоп, приехал комитет по ленинским премиям, целая толпа конструкторов, – рассказывает мне пожилой астроном, - и вот на этом самом месте мы стояли, когда рядом лягушки заквакали. Поднялся шум, нам стали говорить – «Вы что же в болоте телескоп поставили, неужели в Союзе нельзя другое место найти?». Говорят, это Косыгин почему-то настоял, чтобы телескоп был на территории России. Многие тогда критиковали это решение, ведь у нас всего 200 ясных ночей в году… В России плохой астроклимат, да и строить современные большие телескопы мы разучились, поэтому астрономы мечтают вступить в консорциум «Европейская южная обсерватория», который дает возможность доступа к лучшим телескопам мира. Стоит это немалых денег – 120 миллионов евро. Но иначе астрономию не спасти - в изоляции от мировой науки мы быстро становимся далекой астрономической провинцией. - А у наземной астрономии вообще есть перспектива? - Конечно, есть! Орбитальный телескоп на порядки дороже – допустим, Хаббл стоил больше миллиарда долларов. А по качеству снимков лучшие современные наземные телескопы сравнимы с космическими. Чего они не могут – так это работать в тех областях спектра, в которых атмосфера непрозрачна. Ведь это не случайно, что наш глаз различает лишь узкий диапазон лучей. Это тот самый диапазон, который пропускает земная атмосфера. - Так атмосфера же пропускает невидимые лучи ультрафиолета и тепла – мы загораем и греемся на солнце. - Атмосфера пропускает лишь ближайшие к видимому спектру области ультрафиолетового и инфракрасного. Поэтому в космос стремятся запускать телескопы, способные увидеть то, чего мы не видим с земли – например, в рентгеновском диапазоне. А в целом гигантский телескоп гораздо проще сделать на земле, чем выводить его в космос. Неподалеку у киношников начался рабочий день – на высоте 2000 м они расставили ульи на травянистом склоне, обрывающемся в пропасть. Идиллический фон горной пасеки дополнили стожок сена, плетеный забор и пара лошадок. На переднем плане за накрытым бутафорской снедью столом сидят опереточный горец в папахе и бурке, и городской добрый молодец. - Кушай-кушай, рассказывай все как есть, я тебе помогу! – грустно повторяет аксакал. - Да вы же меня не знаете совсем, может я злодей. Может я украл эту девушку, – устало вразумляет его добрый молодец. - Теплее смотри на сына! – строго кричит на горца режиссер. Тем временем на лужайке с телескопами снова начинается ажиотаж. Венера вот-вот расстанется с Солнцем, продемонстрировав напоследок «эффект Ломоносова» - светящийся ободок на выступающей из Солнца части. Лучше Ломоносова это явление не описать: "Когда передний край Венеры стал приближаться к солнечному краю, появился на краю Солнца пупырь, который тем явственнее учинился, чем ближе Венера к выступлению приходила. Сие ничто иное показывает, как преломление лучей солнечных в Венериной атмосфере… По сим примечаниям господин советник Ломоносов рассуждает, что планета Венера окружена знатною воздушною атмосферою, таковою (лишь бы не большею), какова обливается около нашего шара земного". - Ну, что там, как атмосфера? - Да как обычно, сплошной аммиак. Ломоносов писал о возможности жизни на нашей небесной соседке и обсуждал вопрос о том, являются ли венерианцы христианами, а нынешние ученые твердо уверены, что на Венере – адский ад, чудовищное давление и температура под толстым слоем облаков из серной кислоты. Астрономы, обычно не слишком часто заглядывающие в телескоп, пытаются разглядеть легендарную каемку. Никому не удается её увидеть. - Нет там ничего! Только через 200 лет мы поняли, что Ломоносов дурил народ! - наконец осеняет кого-то. Гранд дизайн «После наблюдений мы были приняты королем острова, а на закате к нам в палатку пришли три миловидные туземные девицы, которые завели с нами непринужденную беседу и без долгих уговоров согласились переночевать с нами, тем самым выказав к нам такое доверие, равного которому я нигде более не встречал, учитывая столько краткое наше знакомство», - писал в судовом журнале капитан Кук. А мне нужно продолжать работу. Мы прогуливаемся вокруг башни БТА с Дмитрием Макаровым, заведующим лабораторией внегалактической астрофизики и космологии. Астрономы-внегалактики считаются самыми продвинутыми, правда, как сказал один опытный звездник «они конечно передовые, но даже у нас звездников все наполовину не верно, а у внегалактиков если хоть на треть верно, уже очень хорошо». - В нашей лаборатории мы определили расстояние до сотен ближайших галактик, больше чем кто-либо в мире. Это позволяет построить трехмерную карту распределения галактик в нашей части Вселенной и увидеть, в какие группы они объединяются, –Дмитрий рассказывает о «нашей части Вселенной», как другие рассказывают о «нашем районе». Дмитрий Макаров - Астрономы-внегалактики уходят все дальше в глубь Вселенной, но наша лаборатория ориентирована на изучение близких галактик, которые можно изучить во всех подробностях. Мелкие детали помогают восстановить по ним картину мироздания в целом, как палеонтологи по найденной косточке восстанавливают всего динозавра. Наблюдая близкие галактики можно тоже заниматься космологией, то есть устройством Вселенной как целого. - Близкие галактики – это какие? - Это галактики нашего скопления, так называемой местной группы. По мере того, как Вселенная будет расширяться, остальные галактики разлетятся, уйдут за горизонт событий, и мы перестанем их видеть. А галактики нашей группы навсегда связаны с нами гравитацией. Млечный Путь, наша галактика – это большой спиральный диск, очень яркий, очень массивный, а вокруг нее летают маленькие галактики-спутники неправильной формы. Из них ближе всего к нам Магеллановы Облака, известные еще Магеллану - свет до них летит 150 тысяч лет. - Гигантские галактики – спиральные, а карликовые – разной неправильной формы, да? - Эту классификацию предложил Хаббл. Есть галактики эллиптические – это шарики, у которых яркость равномерно падает от центра к краю. Есть спиральные – тонкие диски с рукавами и ярким шариком в центре. И есть карликовые галактики всевозможных форм – их на порядок больше. Это строительные кирпичики, которые постепенно слипаются и из них образуются большие красивые эллиптические и спиральные галактики. В нашем скоплении есть еще один большой спиральный диск - мы называем такое строение «гранд дизайн» – это Туманность Андромеды, которая была известна еще древним грекам. Она, кстати, занимает больше места на небе, чем Луна или Солнце. Но её яркости не хватает, чтобы мы могли увидеть это невооруженным глазом – мы видим только небольшой яркий центр. - Вот это да! - У нее найдено порядка 20 галактик-спутников, и у Млечного Пути – около 25-30. Тут проблема в том, что методы наблюдения прошлого века позволяли увидеть только самые яркие карликовые галактики – их около 15. А обзоры современными приборами пока покрыли только треть всего неба. Их трудно заметить, светимость такой галактики может быть эквивалентна светимости тысячи Солнц – то есть там всего сотни звезд, а в нашей галактике – больше сотни миллиардов звезд. - И они собираются с нами слипаться? - Слипаться – пожалуй, нет. Но они, как правило, находятся под большим воздействием Млечного Пути. Они при пролете мимо нас тормозятся, могут терять здесь газ, звезды, и в конце концов, постепенно разрушаются, тонут в нашей галактике. Млечный Путь своим притяжением срывает с пролетающих мимо малых галактик по кусочку, как ветер или пылесос. - Недавно в новостях писали, что Млечный Путь скоро сольется с Туманностью Андромеды - через каких-то четыре миллиарда лет. - Никакой катастрофы мы, скорее всего, не заметим. Расстояние между звездами настолько большое по сравнению с размерами самих звезд, что звезды никогда не сталкиваются. - А как наш мир тогда закончит свое существование? - Чем тяжелее звезда, тем меньше она живет. У солнца небольшая масса и жить ему еще очень долго. Известны очень-очень старые звезды, которые сформировались 10-12 миллиардов лет назад, то есть они почти ровесники Вселенной. Солнцу уже 5 миллиардов лет и оно проживет еще столько же, пока в ядре не сгорит водород. Ядро станет гелиевым, тогда гореть начнут внешние слои солнца. От этого остывающее солнце станет расширяться, превратится в красный гигант. Оболочка его достигнет орбиты Земли или даже Марса, наша планета утонет в Солнце. В какой-то момент звезда сбросит внешнюю оболочку – и станет белым карликом, который будет потихонечку остывать пока не превратится, грубо говоря, в кирпич в космосе. - А большие планеты так и будут вокруг него обращаться? - Когда солнце сбросит оболочку, его масса сильно уменьшится, и внешние планеты, скорее всего, улетят. - В поисках нового солнца? - Существуют блуждающие планеты, которые уже не имеют своего светила. Но найти новое у них шансов почти нет – расстояния между звездами слишком большие по сравнению с размерами звезд. Потерянные галактики Мы усаживаемся в машину. - Проблема потерянных спутников возникла лет 10 назад, - рассказывает Дмитрий. – Дело в том, что прогресс в астрономии связан с взаимодействием двух подходов –наблюдательного и теоретического. Космологи-теоретики моделируют эволюцию Вселенной и получают точные количественные предсказания разных её свойств. Наблюдатели сравнивают эти предсказания с реальной картиной. Так вот, модели эволюции нашей местной группы галактик показывают, что у Млечного Пути и Туманности Андромеды должно быть порядка тысяч спутников. А известны – десятки. Расхождение на два порядка, вокруг нас должно быть в сто раз больше галактик! Естественно, и теоретики, и наблюдатели заволновались. Либо мы не умеем наблюдать, либо теория предсказывает что-то не то. Где-то должна быть вся эта невидимая глазу масса вещества. - Я знаю ловкий спасительный ход – можно сказать, что эту массу создает темная материя! - Её-то мы и хотим поймать за руку, но это очень сложно. Мы видим гравитационное влияние темной материи. Например, видим, что все звезды в нашей галактике не могут заставить ее вращаться с той скоростью, которую мы наблюдаем. Количество звезд от центра к краю галактики очень быстро падает, и с увеличением расстояния звезды от центра скорость вращения должна падать. Это как с планетами в Солнечной системе - Меркурий летит очень быстро, Земля – помедленней, а Плутон едва тащится. То же ожидали увидеть в галактиках, но оказалось, скорость вращения всех звезд вокруг центра галактики одна и та же. Остается предположить, что где-то есть невидимое вещество, которое обеспечивает эту скорость вращения. И такой же эффект обнаружен в скоплениях галактик для скорости с которой галактики друг вокруг друга летают. Только если в галактиках должно быть в десятки раз больше вещества, то в скоплениях галактик – в 100 раз больше! Такое впечатление, что чем больший объем пространства мы берем, тем больше темного вещества там находится. Проблема в том, что у нас практически нет методов, позволяющих определить, как распределено это темное вещество. Может быть, это невидимые темные галактики, может быть – ореолы темной материи вокруг обычных галактик, а может и еще что-то. Путь астронома Мы с Макаровым сидим за его компьютером в лабораторном корпусе. Он учит меня отличать искусственные цвета на фотографиях галактик от настоящих. Впрочем, разглядывая галактики из иллюминаторов звездных крейсеров, мы вообще не увидим цветов – слишком слабая яркость. - У небольших телескопов на звезду приходится 1-2 пикселя, а у нас – 10 пикселей. И звезды кажутся такими гигантскими! – радуется Дмитрий. - Скажу без лишней скромности – у нас лучшая обсерватория в России. И главное, лучшая команда. Поэтому мы с женой (она тоже астроном) тут и остались – так интересно нам ни в какой другой стране не было. Хотя когда мы говорили там о своей зарплате, нас просто не понимали. Наше счастье и наша главная беда – оторванность от мира. Может, благодаря ей коллектив сохранил атмосферу, которая была присуща еще советской науке. - Что это за атмосфера? - Люди занимались своим любимым делом и особо не обращали внимания на внешний мир. В Москве нужно зарабатывать деньги, а у нас здесь кроме науки вообще заниматься нечем. Есть возможность отрешиться от того, что происходит вокруг. Но и от мировой науки мы отрываемся – вот в чем проблема. По сравнению с СССР в России стало гораздо труднее реализовать себя в научном плане - мы уже не на переднем крае. И главное, у нас нет по-настоящему больших проектов. Лучшие проекты вроде Радиоастрона – лишь возрождение советских. Что за времена настали, если даже постройка двухметрового телескопа в Кисловодске подается как прорыв! - Как становятся астрономом? - У меня - любовь с детства. Я еще дошкольником был, когда заболел астрономией. Это так впечатляет - смотреть на небо, ощущать безграничность пространства. Потом пошел в астрономический кружок – я уже тогда в телескоп смотрел и телескопы собирал. Астрономия очень привлекательна тем, что настоящее открытие может совершить любой любитель. Среди моих знакомых несколько любителей открыли кометы и вписали свое имя на небо. А больше всего меня поразил Роберт Эванс, священник из Австралии. Он нашел без фотоаппарата, с любительским телескопом, более 100 сверхновых в других галактиках. - В других галактиках?! - Да. Взрыв сверхновой – редкое явление, в нашей галактике последнюю сверхновую видели лет 200 назад. Другие галактики видны как туманные пятнышки, но когда вспыхивает сверхновая, она по яркости сопоставима со всей галактикой. Этот священник, скажем, тысячу галактик знал в лицо и каждую ночь посвящал два часа тому, чтобы сотню из них просмотреть. У него была фотографическая память. И до сих пор профессионалы используют его результаты. - Да знаю я этих яйцеголовых, - говорил мне таксист на обратном пути, – они же все чокнутые, ходят задрав голову к небу! А ты разве ни один из них? Я как раз смотрел в небо.
  7. Оригинал взят у budilnik в что видно из крупнейшей в России обсерватории Звездная болезнь Корреспондент РР отправился в Карачаево-Черкесию, чтобы побывать во чреве короля телескопов, увидеть, чем занимаются по ночам российские астрономы и встретить рассвет с Венерой. Черно-желтый плакат пересекала красная надпись «Лишь раз в жизни!». Рядом пояснялось: «Венера приближается… Не пропустите!». Плакат висел на сайте САО РАН – Специальной астрофизической обсерватории Российской академии наук – вместе с головокружительными снимками кавказских гор. Снежные вершины, купола башен с телескопами, словно свита окружающие монументальный БТА, самый большой телескоп на материке. С детства я знал, что две самых красивых вещи в мире – звездное небо ясной ночью вдали от города и горные хребты. А тут еще Венера продефилирует по Солнцу – расположение светил явно благоволило к тому, чтобы немедленно отправиться в обсерваторию. Орбиты Венеры и Земли находятся в разных плоскостях, поэтому в следующий раз наши планеты выстроятся в одну линию с Солнцем только через 105 лет. В 1768 ради того, чтоб взглянуть на это событие капитан Джеймс Кук целый год потратил на путешествие до Таити и обратно. Мне же хватило одного дня, проведенного по большей части в такси от аэропорта Минеральных Вод до научного поселка Нижний Архыз. - Это официальное название, а сами мы поселок называем Буково, - сказал таксист, - потому что вокруг буки растут. - А что астрономы, - должно быть, слегка не от мира сего? - Люди как люди, задрав голову к небу не ходят, звездной болезнью не страдают. Миновав казачью станицу Зеленчукская, мы въезжаем в Архыз – горную местность в ущелье реки Большой Зеленчук. Вокруг все, как и должно быть на Кавказе – шумит река, на склонах гор пасутся отары овец, табуны лошадей, стада коз и коров. Всадники-карачаевцы гонят их по пустой дороге, машине каждые пять минут приходится проталкиваться сквозь новое стадо. Карачаевские женщины на обочинах готовят и продают хычины – вкусные лепешки с мясом или сыром. После того, как в 90-е местные заводы распилили, а колхозы развалили, каждый налаживает свою жизнь как может. Карачаевцы и казаки живут очень по-разному, но и те, и другие воспринимают Советский Союз как легендарную эпоху исполинов. Один из них мы оставили позади – радиотелескоп РАТАН-600, похожий на огромный круглый стадион, окруженный белоснежным амфитеатром - антенной диаметром 600 метров. Другой виден издалека – словно мегалит, на двухкилометровой высоте над горой возвышается вытянутая в небо полусфера БТА - Большого Телескопа Альт-Азимутального. Остров астрономов. Буково находится за КПП, отгороженное шлагбаумом от бурь суетного мира. В буковых зарослях прячутся четыре жилые многоэтажки, школа, детсад, гостиница, лабораторный корпус, мастерские, в которых изготовляют и ремонтируют астрономическое оборудование. Вот, кажется и все. В двух шагах от поселка – заводик, разливающий по бутылкам минеральную воду. В самом поселке минеральная вода течет прямо из крана. Чуть поодаль – тысячелетние развалины крупного аланского города, от которого сохранилось три христианских храма. Один из них отремонтировали, теперь это древнейший на территории России действующий храм. Рядом на земле большой круг из камней, предположительно солнечный календарь. Ведь астрономия – самая старая из наук. В Буково живут 600 человек и бессчетное количество кошек и собак. От поселка отходят две дороги: одна на гору, к телескопу, другая – к станице, откуда мы приехали. Астрономы шутят – «коллеги из Дубны хвалятся, что у них всего час до столицы, а мы им отвечаем, что у нас всего час до станицы». Другие населенные пункты в досягаемости - Теберда, Нижняя Теберда, Верхняя Теберда, Новая Теберда… Пойти особо некуда – ни кафе, ни развлекательных заведений, но ночная жизнь очень даже имеется – меня сразу предупреждают, чтобы я не пугался, если встречу астронома в полночь на лесной тропе. Астрономы, как и я – ночные существа. Кто-то ночью на дежурстве у телескопа, кто-то вышел посмотреть на звезды, у кого-то бессонница от высокогорья. Дежурства в обсерватории на горе – главное местное развлечение, за них идет борьба, очередность надолго расписана. Исследователи управляют телескопом дистанционно, из лабораторного корпуса в поселке, и радости дежурства связаны не с открытиями, а с медитациями на вершине горы под звездами. Среди астрономов немало семейных пар. Чтобы сносно жить, работать должны оба члена семьи, а другой работы здесь практически нет. Многие маститые ученые до сих пор живут в общежитии, - квартиру в поселке купить нереально, цены выше чем в Ставрополе. Меня тоже вселяют в общежитие, потому что всю гостиницу заняли приехавшие из Москвы киношники. Они снимают на горе эпизоды для фильма «Лучшая девушка Кавказа» - что-то вроде продолжения «Кавказской пленницы». Киношники наделали переполоху в поселке, ходят слухи, что даже Этуш приедет играть своего постаревшего кавказского героя. А так в Буково новостей немного – ответ на просьбу рассказать последние истории юные астрономы-аспиранты долго пытаются вспомнить что-нибудь эдакое, но в итоге приключений набирается только на пару коротких рассказов с зачином «как-то раз выпили мы и пошли на гору» или «вот была у нас бабка, которая по ночам выпить продавала»… Мы гуляем по поселку с Денисом Растегаевым – жизнерадостным 30-летним научным сотрудником обсерватории. Вечереет, шумит река, темнеют горы, - ночью в поселке чувствуешь себя как на маленьком острове на берегу звездного океана. Денису скоро заступать на ночную вахту в лабораторном корпусе – сегодня его очередь наблюдать звезды. - Я сюда попал 10 лет назад, - рассказывает Денис. – Помню, как был шокирован всей этой красотой, прямо эйфория началась. Идешь по лесу, а вокруг светлячки… Тут много таких мистических моментов, но чтоб их почувствовать, надо здесь жить. Я экстраверт, люблю тусовки, но в последние годы стал главную радость внутри находить. Раньше меня тянуло в город, а сейчас больше недели в городе не могу. Идешь через потоки серой массы и понимаешь, что ты не нужен никому, они тебе не нужны, и все это – какая-то мишура. А здесь настоящее. Я такой счастливый всегда возвращаюсь, тащу рюкзак и думаю: «Елки-палки, как же классно!». Здесь ты как будто в космосе. А еще мистический момент – когда ты лежишь на горе, ветер дует, никого нет, ты смотришь в небо и слышишь как где-то рядом идут коровы и звенят колокольчиками. Атмосфера как в фильме Тарковского - лежишь в Солярисе, чувствуешь его всем телом, каждой клеточкой… Ночная вахта - А еще меня поразило, как здесь работают. Выхожу в час-два ночи гулять, смотрю – люди работают. И вот это меня очень завело. До этого я видел только классическую форму работы – с понедельника до шести, дожидаешься пятницы, в выходные гуляем. А здесь ощущение, что ты не проживаешь свою жизнь вхолостую - люди своей работой живут, занимаются тем, что им нравится и как им нравится. А я безумно люблю физику – после института был долгий период, когда книжки без формул просто не мог читать, не интересно было. Да и сейчас мечтаю открыть какой-нибудь фундаментальный закон природы – такой, чтобы ух! Совсем стемнело, небо затянуло тучами – погода здесь переменчивая. Мы проходим мимо школы, оттуда раздается приглушенная музыка. Музицирующих астрономов Денис называет то джаз-бандом, то рок-группой, то оркестром. До часу ночи они будут репетировать, потом поедут к телескопу. - У нас в работе сохраняется совковая школа, советский стержень! – с гордостью продолжает Денис, - например, у нас такой старожил есть – Виталий Петрович Горанский. Он настоящий непобедимый советский боец, может на разгром диссертации специально в Москву поехать, если решит, что важно опровергнуть какие-то неправильные вещи. Горанский и правда непримиримый боец – его сайт открывается заголовком «Варварские акции РПЦ против российской астрофизики». Так он борется со световым загрязнением окружающей среды. Неподалеку от поселка построили храм, который освещается тридцатью фонарями и прожектором, направленным в небо. С другой стороны строят канатную дорогу для туристов, там тоже много огней. Для астрономов все это – «мусорная засветка», мешающая наблюдениям. В поселке нет лишних фонарей, а все что есть – специальные, у них свет падает строго вниз. Раньше вокруг была охранная зона – заповедник звездного неба, в котором нельзя было размещать лишнее освещение. Но внешний мир потихоньку наступает, астрономам трудно держать оборону. Мы входим в лабораторный корпус. Здесь – центр местной жизни, смысл существования поселка. Каждый этаж оккупирован одной из каст астрономов – солнечниками, вспышечниками, звездниками, внегалактиками. Но все-таки ночью мало кто работает, сейчас корпус почти пустой. - Я – МАВР! – Денис открывает дверь с табличкой «МАВР» - Методы Астрономии Высокого Разрешения. – В нашей лаборатории самая сложная методика наблюдений. Я навожу телескоп на звезду всего на 2 минуты, делаю за это время 2 тысячи кадров, потом забиваю другие координаты и перенавожусь. Так больше никто не наблюдает. Другие ставят экспозицию часа на 2. Захожу, они сидят, борщ едят. Ну как это так, елки-палки! Я от такого даже теряюсь, потому что привык уже к спартанским условиям. Время наблюдений драгоценное, программный комитет его заранее распределяет по нашим заявкам на полгода – мне, допустим, досталось в этом полугодии шесть ночей. - А что же ты в остальное время делаешь? - Обрабатываю данные, полученные в предыдущий сет, пишу статьи, езжу на конференции – обычная научная текучка. И еще все навесное оборудование для телескопа сделано нашими руками. Каждая лаборатория создает и вешает на телескоп свои приборы: мы – для спекл-интерферометрии, кто-то – для спектроскопии, кто-то – для фотометрии. Мы усаживаемся за клавиатуру. Управлять телескопом можно с любого компьютера при помощи специальной программы. На экране показано положение телескопа, координаты объекта, на который он направлен, погодные условия. Задав новые координаты, наблюдатель может развернуть громадину в нужном направлении. Денис открывает график ветра. - Так и думал! Видишь красные пики – это порывы выше 10 метров в секунду. Мы не имеем права наблюдать, ветер раскачивает телескоп. Изображение будет нечетким. Все, нет погоды – нет наблюдений. Теперь пару месяцев придется ждать следующей вахты. Такая вот у нас лотерея, игра фортуны. Вероятность, что тебе не повезет – высокая. Это наша главная проблема. Звезды не одиноки. Мы купили по бутылке пива, хрустим чипсами и беседуем о звездах. Денис получил Золотую медаль РАН за открытие уникальной системы из четырех звезд с очень низким содержанием металла. Это очень старая система. Звезды, как и Земля, рождаются из газа и пыли, оставшихся от взрывов сверхновых, в этой пыли есть и металлы, и все прочее. А четверная звезда, открытая Денисом, родилась очень давно, когда еще не успело взорваться много сверхновых, в ней нет почти ничего кроме водорода и гелия. Обычно за долгую жизнь такие старые звездные системы успевают распасться, но эта выжила. - А если бы была хорошая погода, что бы ты сейчас наблюдал? - Я сейчас занимаюсь исследованием двойных магнитных звезд. Это звезды, которые крутятся друг вокруг друга, и плюс они обладают глобальными магнитными полями. Не как Солнце – у него маленькое магнитное поле, а большие поля только в пятнах. А тут глобальное, распределенное по всей поверхности магнитное поле. Таких звезд мало. Мы хотим понять их природу. - И что ты интересного уже узнал? - Во-первых, мы обнаружили, что очень много звезд, которые раньше были известны как одиночные, на самом деле двойные. И мы открыли много новых двойных магнитных звезд – вообще, львиная их доля была открыта в нашей обсерватории. Это уже неплохой результат - считалось, что они обычно одиночные. Вообще, большинство звезд не одиноки, они входят в состав двойных, кратных систем. Известны и пятерные системы, и даже парочка шестерных. Практически у всех звезд есть спутник - видимый или невидимый, может очень далекий, но гравитационно связанный со звездой. - У Солнца же нет. - Мы - спутники Солнца. Но чаще всего звезды бывают двойными. Денис Растегаев - Значит, на многих планетах видно два солнца? - Только если планета очень далеко от звезд отстоит. Потому что три тела неустойчивы гравитационно. Близкую планету либо выкинет из такой системы. либо она сольется с одним из солнц. Это как в семье – любовный треугольник может долго существовать только в том случае, если один из компонентов всегда далеко. - А магнитные поля – это ведь они отвечают за солнечную активность? - Все вспышки на Солнце и других звездах, все пятна – этот результат активности магнитных полей. Звезды вращаются вокруг собственной оси, но их верхние слои, состоящие из заряженной плазмы, движутся неравномерно – экватор движется с одной скоростью, полярные области совсем с другой. Магнитные линии перезамыкаются, и в этих местах возникают вспышки, или, например, протуберанцы – выбросы плазмы. Восход с Венерой Глубокая ночь, самое время ехать на гору. - Там школьников из клуба любителей астрономии подвезли, ну зачем? Тучи на небе, ничего не увидим, - ворчит Денис, - да и вообще, весь этот транзит Венеры - просто развлечение. Хотя пиар астрономии – вещь, конечно, важная. В штатах под него даже рок-фестивали проводятся. Очень эффективно – крупные обсерватории строятся на частные пожертвования. Часа в три ночи я вместе с веселой компанией астрономов (кажется, это тот самый рок-джаз-бэнд-оркестр) поднимаюсь на гору на десятке-развалюхе без заднего хода. На горе так нечеловечески прекрасно, что я на пару часов выпадаю из социума, а астрономы тем временем готовят на лужайке небольшие переносные телескопчики к восходу солнца. Полнолуние, вокруг ни одного огонька, но видно все отлично. Над нами возвышается твердыня БТА – гигантский металлический купол, сияющий в лунном свете, окруженный башенками телескопов поменьше. К футуристическому входу, похожему на шлюз космического корабля, ведет длинная парадная лестница. Величественный храм астрономии, космической фантастики и мечтаний о космосе всех советских мальчишек! Начинает светать. Вокруг блестят снежные пики, в долинах далеко под ногами – туман. Тучи рассеялись - как писал в судовом журнале капитан Джеймс Кук, «этот день оказался настолько благоприятным для того, что мы намеревались сделать, что лучшего мы и не могли желать». Кук приплыл за Венерой на Таити не из любопытства. В тот год десятки ученых отправились в отдаленные уголки мира, чтобы сравнив данные наблюдений в разных широтах посчитать расстояние до Солнца. Многие из них погибли по дороге, многие не сумели добраться до своих постов, многих ждало жесточайшее разочарование если тучи закрывали Солнце во время транзита, - но в итоге расстояние от Земли до Солнца было вычислено. Сейчас расстояние между планетами и Солнцем измеряют с помощью радиолокации, а наблюдать транзит Венеры имеет разве что эстетический смысл. Черная жемчужина очень медленно, несколько часов, перекатывается с одного конца золотого блюдца на другой. Зрелище на любителя, но все же есть какая-то завораживающая магия в мерном движении светил. К восходу в половине шестого на лужайке с телескопами собралась тусовка астрономов с семьями, приехавших школьников и туристов. От холода школьники завернулись в одеяла. Окруженные башнями телескопов, они выглядели как служители какого-то астрального культа. Люди всматривались в выплывающее из-за горизонта Солнце с черной родинкой через окуляры небольших телескопов, через старые рентгеновские снимки, через астрономическую спецпленку, надетую на объектив фотоаппарата. Самодельные фильтры позволяли прекрасно видеть Венеру невооруженным глазом. Поначалу зрелище вызвало ажиотаж, но постепенно всем прискучило. Между тем, до конца транзита, самого красивого и поучительного момента – еще пара часов. - А нельзя ли как-нибудь ускорить Венеру? - спрашивает кто-то. Ускорить Венеру решаем с помощью ритуального визита в чрево БТА. Внутри телескопа Думаете, на конце телескопа огромное увеличительное стекло? Как бы не так! На направленном в небо узком конце БТА - железный люк, за которым спиной к звездам должен сидеть астроном. Внизу, на широком конце – гигантское вогнутое зеркало. Из открытого забрала тысячетонного купола свет падает на зеркало, а оно фокусирует его, собирая увеличенную картинку на экране перед глазами астронома, сидящего на верхнем конце в тесном металлическом «стакане». К счастью, стакан давно пустует - там лишь размещают приборы, которые управляются из лабораторного корпуса. Стакан напоминает о предчувствии ядерной войны во время детских экскурсий в бомбоубежище и о суровом быте советских людей, в жизни которых даже здесь было предусмотрено место для подвига. Каморка с металлическими внутренностями для подвига подходит идеально – должно быть, примерно в такой Гагарин летал в космос. Обстановка рабочих помещений телескопа похожа на мрачную постъядерную компьютерную игру-антиутопию. Черные металлические двери, темные лестницы, узкие переходы, ведущие к таинственным конструкциям, которые нельзя трогать руками. Древние шкафы-компьютеры, дьюары с жидким азотом, станки и инструменты, тесный дребезжащий лифт, способный провезти максимум двоих с одного уровня лабиринта на другой. Все железное, тяжелое, простое, но на века, выдержит прямое попадание атомной бомбы. Мы пробираемся с фонариком по узким лазам, в ключевых местах наталкиваясь на шедевры красного дизайна - большую красную кнопку, красную надпись «СССР», красную лампу тревоги, красный огнетушитель, красный телефон возле люка в стакан. Зато внизу, в парадном вестибюле, атмосфера светлая и торжественная, как во время приема в пионеры. Здесь уже началась экскурсия для приехавших откуда-то издалека представителей МВД. - До ближайшей от нас звезды Проксима Центавра свет идет около 4-х лет, - старается молодой астроном, взваливший на себя миссию экскурсовода. Публика понимающе кивает, но понимает, похоже, каждый что-то свое. - А у нас в галактике одна звезда? – спрашивает руководительница группы. - Нет, примерно 100-150 миллиардов, – ошеломленный астроном за долю секунды берет себя в руки и отвечает как ни в чем не бывало. - Вы извините, что мы вас перебиваем, но нам ехать надо. - Может вопросы появились какие-то? Вы только скажите, что вам еще интересно. - Вопросы есть? – дежурно обращается руководительница к группе, - вопросов наверное много, лучше мы еще раз приедем. Атмосфера Мы выходим из башни телескопа. - Помню, когда построили телескоп, приехал комитет по ленинским премиям, целая толпа конструкторов, – рассказывает мне пожилой астроном, - и вот на этом самом месте мы стояли, когда рядом лягушки заквакали. Поднялся шум, нам стали говорить – «Вы что же в болоте телескоп поставили, неужели в Союзе нельзя другое место найти?». Говорят, это Косыгин почему-то настоял, чтобы телескоп был на территории России. Многие тогда критиковали это решение, ведь у нас всего 200 ясных ночей в году… В России плохой астроклимат, да и строить современные большие телескопы мы разучились, поэтому астрономы мечтают вступить в консорциум «Европейская южная обсерватория», который дает возможность доступа к лучшим телескопам мира. Стоит это немалых денег – 120 миллионов евро. Но иначе астрономию не спасти - в изоляции от мировой науки мы быстро становимся далекой астрономической провинцией. - А у наземной астрономии вообще есть перспектива? - Конечно, есть! Орбитальный телескоп на порядки дороже – допустим, Хаббл стоил больше миллиарда долларов. А по качеству снимков лучшие современные наземные телескопы сравнимы с космическими. Чего они не могут – так это работать в тех областях спектра, в которых атмосфера непрозрачна. Ведь это не случайно, что наш глаз различает лишь узкий диапазон лучей. Это тот самый диапазон, который пропускает земная атмосфера. - Так атмосфера же пропускает невидимые лучи ультрафиолета и тепла – мы загораем и греемся на солнце. - Атмосфера пропускает лишь ближайшие к видимому спектру области ультрафиолетового и инфракрасного. Поэтому в космос стремятся запускать телескопы, способные увидеть то, чего мы не видим с земли – например, в рентгеновском диапазоне. А в целом гигантский телескоп гораздо проще сделать на земле, чем выводить его в космос. Неподалеку у киношников начался рабочий день – на высоте 2000 м они расставили ульи на травянистом склоне, обрывающемся в пропасть. Идиллический фон горной пасеки дополнили стожок сена, плетеный забор и пара лошадок. На переднем плане за накрытым бутафорской снедью столом сидят опереточный горец в папахе и бурке, и городской добрый молодец. - Кушай-кушай, рассказывай все как есть, я тебе помогу! – грустно повторяет аксакал. - Да вы же меня не знаете совсем, может я злодей. Может я украл эту девушку, – устало вразумляет его добрый молодец. - Теплее смотри на сына! – строго кричит на горца режиссер. Тем временем на лужайке с телескопами снова начинается ажиотаж. Венера вот-вот расстанется с Солнцем, продемонстрировав напоследок «эффект Ломоносова» - светящийся ободок на выступающей из Солнца части. Лучше Ломоносова это явление не описать: "Когда передний край Венеры стал приближаться к солнечному краю, появился на краю Солнца пупырь, который тем явственнее учинился, чем ближе Венера к выступлению приходила. Сие ничто иное показывает, как преломление лучей солнечных в Венериной атмосфере… По сим примечаниям господин советник Ломоносов рассуждает, что планета Венера окружена знатною воздушною атмосферою, таковою (лишь бы не большею), какова обливается около нашего шара земного". - Ну, что там, как атмосфера? - Да как обычно, сплошной аммиак. Ломоносов писал о возможности жизни на нашей небесной соседке и обсуждал вопрос о том, являются ли венерианцы христианами, а нынешние ученые твердо уверены, что на Венере – адский ад, чудовищное давление и температура под толстым слоем облаков из серной кислоты. Астрономы, обычно не слишком часто заглядывающие в телескоп, пытаются разглядеть легендарную каемку. Никому не удается её увидеть. - Нет там ничего! Только через 200 лет мы поняли, что Ломоносов дурил народ! - наконец осеняет кого-то. Гранд дизайн «После наблюдений мы были приняты королем острова, а на закате к нам в палатку пришли три миловидные туземные девицы, которые завели с нами непринужденную беседу и без долгих уговоров согласились переночевать с нами, тем самым выказав к нам такое доверие, равного которому я нигде более не встречал, учитывая столько краткое наше знакомство», - писал в судовом журнале капитан Кук. А мне нужно продолжать работу. Мы прогуливаемся вокруг башни БТА с Дмитрием Макаровым, заведующим лабораторией внегалактической астрофизики и космологии. Астрономы-внегалактики считаются самыми продвинутыми, правда, как сказал один опытный звездник «они конечно передовые, но даже у нас звездников все наполовину не верно, а у внегалактиков если хоть на треть верно, уже очень хорошо». - В нашей лаборатории мы определили расстояние до сотен ближайших галактик, больше чем кто-либо в мире. Это позволяет построить трехмерную карту распределения галактик в нашей части Вселенной и увидеть, в какие группы они объединяются, –Дмитрий рассказывает о «нашей части Вселенной», как другие рассказывают о «нашем районе». Дмитрий Макаров - Астрономы-внегалактики уходят все дальше в глубь Вселенной, но наша лаборатория ориентирована на изучение близких галактик, которые можно изучить во всех подробностях. Мелкие детали помогают восстановить по ним картину мироздания в целом, как палеонтологи по найденной косточке восстанавливают всего динозавра. Наблюдая близкие галактики можно тоже заниматься космологией, то есть устройством Вселенной как целого. - Близкие галактики – это какие? - Это галактики нашего скопления, так называемой местной группы. По мере того, как Вселенная будет расширяться, остальные галактики разлетятся, уйдут за горизонт событий, и мы перестанем их видеть. А галактики нашей группы навсегда связаны с нами гравитацией. Млечный Путь, наша галактика – это большой спиральный диск, очень яркий, очень массивный, а вокруг нее летают маленькие галактики-спутники неправильной формы. Из них ближе всего к нам Магеллановы Облака, известные еще Магеллану - свет до них летит 150 тысяч лет. - Гигантские галактики – спиральные, а карликовые – разной неправильной формы, да? - Эту классификацию предложил Хаббл. Есть галактики эллиптические – это шарики, у которых яркость равномерно падает от центра к краю. Есть спиральные – тонкие диски с рукавами и ярким шариком в центре. И есть карликовые галактики всевозможных форм – их на порядок больше. Это строительные кирпичики, которые постепенно слипаются и из них образуются большие красивые эллиптические и спиральные галактики. В нашем скоплении есть еще один большой спиральный диск - мы называем такое строение «гранд дизайн» – это Туманность Андромеды, которая была известна еще древним грекам. Она, кстати, занимает больше места на небе, чем Луна или Солнце. Но её яркости не хватает, чтобы мы могли увидеть это невооруженным глазом – мы видим только небольшой яркий центр. - Вот это да! - У нее найдено порядка 20 галактик-спутников, и у Млечного Пути – около 25-30. Тут проблема в том, что методы наблюдения прошлого века позволяли увидеть только самые яркие карликовые галактики – их около 15. А обзоры современными приборами пока покрыли только треть всего неба. Их трудно заметить, светимость такой галактики может быть эквивалентна светимости тысячи Солнц – то есть там всего сотни звезд, а в нашей галактике – больше сотни миллиардов звезд. - И они собираются с нами слипаться? - Слипаться – пожалуй, нет. Но они, как правило, находятся под большим воздействием Млечного Пути. Они при пролете мимо нас тормозятся, могут терять здесь газ, звезды, и в конце концов, постепенно разрушаются, тонут в нашей галактике. Млечный Путь своим притяжением срывает с пролетающих мимо малых галактик по кусочку, как ветер или пылесос. - Недавно в новостях писали, что Млечный Путь скоро сольется с Туманностью Андромеды - через каких-то четыре миллиарда лет. - Никакой катастрофы мы, скорее всего, не заметим. Расстояние между звездами настолько большое по сравнению с размерами самих звезд, что звезды никогда не сталкиваются. - А как наш мир тогда закончит свое существование? - Чем тяжелее звезда, тем меньше она живет. У солнца небольшая масса и жить ему еще очень долго. Известны очень-очень старые звезды, которые сформировались 10-12 миллиардов лет назад, то есть они почти ровесники Вселенной. Солнцу уже 5 миллиардов лет и оно проживет еще столько же, пока в ядре не сгорит водород. Ядро станет гелиевым, тогда гореть начнут внешние слои солнца. От этого остывающее солнце станет расширяться, превратится в красный гигант. Оболочка его достигнет орбиты Земли или даже Марса, наша планета утонет в Солнце. В какой-то момент звезда сбросит внешнюю оболочку – и станет белым карликом, который будет потихонечку остывать пока не превратится, грубо говоря, в кирпич в космосе. - А большие планеты так и будут вокруг него обращаться? - Когда солнце сбросит оболочку, его масса сильно уменьшится, и внешние планеты, скорее всего, улетят. - В поисках нового солнца? - Существуют блуждающие планеты, которые уже не имеют своего светила. Но найти новое у них шансов почти нет – расстояния между звездами слишком большие по сравнению с размерами звезд. Потерянные галактики Мы усаживаемся в машину. - Проблема потерянных спутников возникла лет 10 назад, - рассказывает Дмитрий. – Дело в том, что прогресс в астрономии связан с взаимодействием двух подходов –наблюдательного и теоретического. Космологи-теоретики моделируют эволюцию Вселенной и получают точные количественные предсказания разных её свойств. Наблюдатели сравнивают эти предсказания с реальной картиной. Так вот, модели эволюции нашей местной группы галактик показывают, что у Млечного Пути и Туманности Андромеды должно быть порядка тысяч спутников. А известны – десятки. Расхождение на два порядка, вокруг нас должно быть в сто раз больше галактик! Естественно, и теоретики, и наблюдатели заволновались. Либо мы не умеем наблюдать, либо теория предсказывает что-то не то. Где-то должна быть вся эта невидимая глазу масса вещества. - Я знаю ловкий спасительный ход – можно сказать, что эту массу создает темная материя! - Её-то мы и хотим поймать за руку, но это очень сложно. Мы видим гравитационное влияние темной материи. Например, видим, что все звезды в нашей галактике не могут заставить ее вращаться с той скоростью, которую мы наблюдаем. Количество звезд от центра к краю галактики очень быстро падает, и с увеличением расстояния звезды от центра скорость вращения должна падать. Это как с планетами в Солнечной системе - Меркурий летит очень быстро, Земля – помедленней, а Плутон едва тащится. То же ожидали увидеть в галактиках, но оказалось, скорость вращения всех звезд вокруг центра галактики одна и та же. Остается предположить, что где-то есть невидимое вещество, которое обеспечивает эту скорость вращения. И такой же эффект обнаружен в скоплениях галактик для скорости с которой галактики друг вокруг друга летают. Только если в галактиках должно быть в десятки раз больше вещества, то в скоплениях галактик – в 100 раз больше! Такое впечатление, что чем больший объем пространства мы берем, тем больше темного вещества там находится. Проблема в том, что у нас практически нет методов, позволяющих определить, как распределено это темное вещество. Может быть, это невидимые темные галактики, может быть – ореолы темной материи вокруг обычных галактик, а может и еще что-то. Путь астронома Мы с Макаровым сидим за его компьютером в лабораторном корпусе. Он учит меня отличать искусственные цвета на фотографиях галактик от настоящих. Впрочем, разглядывая галактики из иллюминаторов звездных крейсеров, мы вообще не увидим цветов – слишком слабая яркость. - У небольших телескопов на звезду приходится 1-2 пикселя, а у нас – 10 пикселей. И звезды кажутся такими гигантскими! – радуется Дмитрий. - Скажу без лишней скромности – у нас лучшая обсерватория в России. И главное, лучшая команда. Поэтому мы с женой (она тоже астроном) тут и остались – так интересно нам ни в какой другой стране не было. Хотя когда мы говорили там о своей зарплате, нас просто не понимали. Наше счастье и наша главная беда – оторванность от мира. Может, благодаря ей коллектив сохранил атмосферу, которая была присуща еще советской науке. - Что это за атмосфера? - Люди занимались своим любимым делом и особо не обращали внимания на внешний мир. В Москве нужно зарабатывать деньги, а у нас здесь кроме науки вообще заниматься нечем. Есть возможность отрешиться от того, что происходит вокруг. Но и от мировой науки мы отрываемся – вот в чем проблема. По сравнению с СССР в России стало гораздо труднее реализовать себя в научном плане - мы уже не на переднем крае. И главное, у нас нет по-настоящему больших проектов. Лучшие проекты вроде Радиоастрона – лишь возрождение советских. Что за времена настали, если даже постройка двухметрового телескопа в Кисловодске подается как прорыв! - Как становятся астрономом? - У меня - любовь с детства. Я еще дошкольником был, когда заболел астрономией. Это так впечатляет - смотреть на небо, ощущать безграничность пространства. Потом пошел в астрономический кружок – я уже тогда в телескоп смотрел и телескопы собирал. Астрономия очень привлекательна тем, что настоящее открытие может совершить любой любитель. Среди моих знакомых несколько любителей открыли кометы и вписали свое имя на небо. А больше всего меня поразил Роберт Эванс, священник из Австралии. Он нашел без фотоаппарата, с любительским телескопом, более 100 сверхновых в других галактиках. - В других галактиках?! - Да. Взрыв сверхновой – редкое явление, в нашей галактике последнюю сверхновую видели лет 200 назад. Другие галактики видны как туманные пятнышки, но когда вспыхивает сверхновая, она по яркости сопоставима со всей галактикой. Этот священник, скажем, тысячу галактик знал в лицо и каждую ночь посвящал два часа тому, чтобы сотню из них просмотреть. У него была фотографическая память. И до сих пор профессионалы используют его результаты. - Да знаю я этих яйцеголовых, - говорил мне таксист на обратном пути, – они же все чокнутые, ходят задрав голову к небу! А ты разве ни один из них? Я как раз смотрел в небо.
  8. Оригинал взят у mosplanetarium в Астропутешествие в будущее. Фоторепортаж Все помнят фильм "Гостья из будущего" в котором обычный советский школьник Коля попадает в 2084 год. Когда первый раз попадаешь в Московский планетарий, возникает такое же ощущение перемещения во времени в далекое и прекрасное будущее. Московский планетарий открылся после продолжительного ремонта в 2011 году. В данный момент Планетарий является одним из самых современных планетариев в мире. Московское небо большую часть времени закрыто облаками, и даже в редкие ночи с чистыми небом нет возможности наблюдать звездное небо из-за городской подсветки. Планетарий же позволяет увидеть не только московское звездное небо во всей красе, но и звездное небо на экваторе, на северном полюсе и даже наблюдать на огромном куполе звездные галактики за пределами солнечной системы. Уже у входа в Планетарий представлена информация о планетах солнечной системы и космических объектах. К сожалению, астрономия исключена из школьной программы и Планетарий является отличным средством получения естественно-научных знаний, которых сейчас не дают в школе. В начале нашей экскурсии мы попадаем в первый уровень музея Урании. Музей Урании назван так в честь музы астрономии. Первый уровень музея посвящен истории Планетария и истории развития инструментов и методов познания Вселенной. При входе нас встречают представители оборудования прошлого века – детали аппарата «Планетарий» (заводской номер 13,1929 - 1976г.)... ... и аппарат «Планетарий» (заводской номер 313, 1977-1994г.) Именно они зажигали искусственное небо на куполе Московского планетария в разные годы. Один из двух звездных шаров аппарата №13 расположен так, что можно увидеть внутреннее устройство – 16 линз-конденсоров и огромная 1000-ваттная лампа, дающая свет звездам. Именно этот аппарат зажигал звездное небо для наших бабушек и дедушек в 20 веке. Примерно так выглядел астроном во времена Коперника. В витринах музея представлены древние астрономические приборы - телескопы, угломерные инструменты, солнечные часы, теодолиты. Например секстант, прибор для измерения высоты светила над горизонтом с целью определения географических координат той местности, в которой производится измерение. Периодически в витринах зажигается трехмерное изображение, которое демонстрирует, как раньше пользовались тем или иным прибором. По кругу от "старого астронома" расположены витрины с древними книгами. Их можно полистать и почитать. Чтобы книги не портились, этот процесс максимально автоматизирован. Все, кто пользовался современными гаджетами, сможет выбрать книгу, полистать ее и увеличить нужный фрагмент изображения. На втором уровне музея Урании посетители вовлекаются в мир небесных светил. Здесь расположены глобусы Земли, Луны, Марса и Венеры. Мимо меня, сломя голову бежит, с горящими от любопытства глазами детская экскурсионная группа. Ребята с удовольствием трогают кратеры на глобусе. Я спрашиваю своего экскурсовода, а разве можно трогать экспонаты руками. Конечно, - отвечает мне экскурсовод. Московский планетарий - это интерактивный музей. Здесь происходит не монолог экскурсовода и пассивный осмотр экспозиции, а вовлечение посетителей во взаимодействие с экспонатами. Старый глобус Земли известен тем, что стоял в кабинете у Лаврентия Берии. В музее представлена обширная метеоритная коллекция Планетария. Метеориты – это в буквальном смысле камни с небес. В разное время они упали на поверхность нашей планеты, принося нам бесценную информацию о других мирах. Это и есть самые настоящие инопланетяне, пришельцы из Космоса, с других планет. Железные, железокаменные, каменные. Они выглядят необычно, имеют причудливую форму, оплавленные, обожженные бока – следы воздействия земной атмосферы. Специальная экспертиза удостоверяет их неземное происхождение. Рядом расположен макет Солнечной системы. На наклонном пандусе с соблюдением пропорций расположены планеты солнечной системы. Большой оранжевая полусфера на фотографии, это Юпитер. Чуть ниже Юпитера, можно увидеть синий шарик, это Земля. Вот такая разница в размерах между нашими планетами. Макет также интерактивный. Если вы выберете, на пульте планету, то на огромном экране будет произведена ее мультимедийная презентация. В Планетарии можно увидеть спускаемый аппарат корабля Восток «3КА-2». 23 марта 1961 состоялся его запуск с манекеном «Иваном Ивановичем» и собакой Звездочкой. Аппарат был выкуплен на аукционе "Сотбис" фондом имени Попова Евгений Юрченко и торжественно передан Московскому планетарию. Мы выходим из музея и попадаем на уникальную открытую площадку Планетария - Парк неба. Парк неба это комплекс астрономических приборов и инструментов, соединение астрономической обсерватории и музея под открытым небом. Так выглядит небо средней полосы России. Посещение Парка неба – предоставляет уникальную возможность в одном месте, в сравнении и в работе увидеть, как человек в процессе своего развития научился использовать свои наблюдения, опыт, знания в практических целях - определение сторон горизонта, времени, ориентации в пространстве, что было необходимо для жизни, а порой и выживания. Таким образом, Парк неба позволяет приобрести знания и навыки, которые нигде в другом месте комплексно получить невозможно. На фотографии можно видеть уникальный экспонат - глобус Набокова. Об этом экспонате можно написать отдельную статью. В рамках фотопутешествия мы ограничимся поиском Луны. Дело в том, что рядом с глобусом находится ее спутник. Глобусы Луны и Земли имеют пропорциональные размеры их прототипам, а также расположены на пропорциональной их размерам дистанции. На картинке ниже видны и глобус Земли и ее спутник. Вам удалось найти Луну? А так? Если еще не нашли, то подойдем поближе. На площадке представлена уникальная коллекция солнечных часов – от гигантских площадных до компактных садово-парковых. На солнечной площадке всегда можно узнать точное астрономическое время вне зависимости от решений Правительства РФ. По периметру площадки установлены несколько стационарных телескопов. У них есть монетоприемник, но они бесплатны для посетителей. На территории Парка неба размещаются две башни-обсерватории – большая и малая. На фотографии большая обсерватория. Рядом интересный экспонат. Он демонстрирует разные источники получения электроэнергии. В Большой обсерватории установлен 30-см рефрактор, производства Карл Цейс Йена - главный наблюдательный инструмент Планетария. Он предназначен для массовых наблюдений широкого круга небесных светил: Солнца, Луны, планет земной группы и планет-гигантов, туманностей, шаровых и рассеянных звёздных скоплений, далеких галактик. В стенах обсерватории проходят занятия астрономического кружка. Лучше всего попасть на экскурсию в обсерваторию в солнечную погоду, но если вам не повезло и небо хмурое, то вам покажут в телескоп огромную пятиконечную звезду со сталинской высотки напротив. Планисфера Коперника завершает наше путешествие по солнечной астрономической площадке Планетария. После открытой площадки мы попадаем в Большой Звездный зал - сердце Планетария. Диаметр купола-экрана зала - 25 метров. Зал оборудован с учетом новейших разработок в области проекционных технологий. В центре установлен самый совершенный оптико-волоконный проектор звездного неба последнего поколения «Универсариум М9» легендарной компании «Карл Цейс Йена». Именно он показывает более 9000 мерцающих звезд, максимально точно передает незабываемую картину звездного неба, воспроизводит астрономические явления в промежутке времени 10 000 лет! Планетарий показывает несколько полнокупольных программ. Свет в зале гаснет. Сфера купола Планетария превращается в купол обсерватории. Знакомство со звездами начинается с осмотра московского неба. В Планетарии установлены самые комфортные кресла в Москве. Здесь вы полулежите в мягком, обволакивающем кресле. На небе загораются планеты, созвездия... Планетарий дает возможность переместиться на серверный полюс, на Марс и за пределы солнечной системы. Прилетев с Марса мы попадаем на борт космического корабля под названием - Интерактивный музей "Лунариум". По оснащению «Лунариум» не уступает европейским научным центрам и музеям. Он размещается на двух этажах и состоит из разделов «Астрономия и физика» и «Постижение космоса». В экспозиции представлено более восьмидесяти экспонатов, которые в игровой форме наглядно демонстрируют различные физические законы и явления природы. Экспозиция раздела «Астрономия и физика» вводит нас в удивительный мир науки, где каждый экспонат – настоящая научная лаборатория, где каждый посетитель может почувствовать себя ученым-экспериментатором. Здесь можно создавать искусственные облака и торнадо, генерировать электрическую энергию, сочинять электронную музыку, прокатиться на космическом велосипеде и узнать свой вес на других планетах. Один из самых популярных экспонатов - пневматическая ракета (пластиковая бутылка), которая летит через практически весь огромный зал музея. Экспозиция «Постижение космоса» оформлена в виде космической станции с тематическими отсеками. Перемещение из одного отсека в другой позволяет совершить Межпланетный вояж, побывать в Лунной лаборатории, познакомиться с историей Большого взрыва и совершить Путешествие в бесконечность! Наше фотопутешествие подошло к концу. К сожалению, не все, что хотелось рассказать уместилось в рамки фоторепортажа, но можно все увидеть в оффлайне. Планетарий находится рядом с Московским зоопарком. Станция метро Баррикадная, вход со стороны Садового кольца. Режим работы Планетария в праздничные дни: 1–5 и 9–12 мая 2013 года - с 10:00 до 22:00. В будние дни 6 и 8 мая 2013 года – с 9:00 до 21:00. 7 мая технический выходной. Оригинал автора
  9. Оригинал взят у mosplanetarium в Астропутешествие в будущее. Фоторепортаж Все помнят фильм "Гостья из будущего" в котором обычный советский школьник Коля попадает в 2084 год. Когда первый раз попадаешь в Московский планетарий, возникает такое же ощущение перемещения во времени в далекое и прекрасное будущее. Московский планетарий открылся после продолжительного ремонта в 2011 году. В данный момент Планетарий является одним из самых современных планетариев в мире. Московское небо большую часть времени закрыто облаками, и даже в редкие ночи с чистыми небом нет возможности наблюдать звездное небо из-за городской подсветки. Планетарий же позволяет увидеть не только московское звездное небо во всей красе, но и звездное небо на экваторе, на северном полюсе и даже наблюдать на огромном куполе звездные галактики за пределами солнечной системы. Уже у входа в Планетарий представлена информация о планетах солнечной системы и космических объектах. К сожалению, астрономия исключена из школьной программы и Планетарий является отличным средством получения естественно-научных знаний, которых сейчас не дают в школе. В начале нашей экскурсии мы попадаем в первый уровень музея Урании. Музей Урании назван так в честь музы астрономии. Первый уровень музея посвящен истории Планетария и истории развития инструментов и методов познания Вселенной. При входе нас встречают представители оборудования прошлого века – детали аппарата «Планетарий» (заводской номер 13,1929 - 1976г.)... ... и аппарат «Планетарий» (заводской номер 313, 1977-1994г.) Именно они зажигали искусственное небо на куполе Московского планетария в разные годы. Один из двух звездных шаров аппарата №13 расположен так, что можно увидеть внутреннее устройство – 16 линз-конденсоров и огромная 1000-ваттная лампа, дающая свет звездам. Именно этот аппарат зажигал звездное небо для наших бабушек и дедушек в 20 веке. Примерно так выглядел астроном во времена Коперника. В витринах музея представлены древние астрономические приборы - телескопы, угломерные инструменты, солнечные часы, теодолиты. Например секстант, прибор для измерения высоты светила над горизонтом с целью определения географических координат той местности, в которой производится измерение. Периодически в витринах зажигается трехмерное изображение, которое демонстрирует, как раньше пользовались тем или иным прибором. По кругу от "старого астронома" расположены витрины с древними книгами. Их можно полистать и почитать. Чтобы книги не портились, этот процесс максимально автоматизирован. Все, кто пользовался современными гаджетами, сможет выбрать книгу, полистать ее и увеличить нужный фрагмент изображения. На втором уровне музея Урании посетители вовлекаются в мир небесных светил. Здесь расположены глобусы Земли, Луны, Марса и Венеры. Мимо меня, сломя голову бежит, с горящими от любопытства глазами детская экскурсионная группа. Ребята с удовольствием трогают кратеры на глобусе. Я спрашиваю своего экскурсовода, а разве можно трогать экспонаты руками. Конечно, - отвечает мне экскурсовод. Московский планетарий - это интерактивный музей. Здесь происходит не монолог экскурсовода и пассивный осмотр экспозиции, а вовлечение посетителей во взаимодействие с экспонатами. Старый глобус Земли известен тем, что стоял в кабинете у Лаврентия Берии. В музее представлена обширная метеоритная коллекция Планетария. Метеориты – это в буквальном смысле камни с небес. В разное время они упали на поверхность нашей планеты, принося нам бесценную информацию о других мирах. Это и есть самые настоящие инопланетяне, пришельцы из Космоса, с других планет. Железные, железокаменные, каменные. Они выглядят необычно, имеют причудливую форму, оплавленные, обожженные бока – следы воздействия земной атмосферы. Специальная экспертиза удостоверяет их неземное происхождение. Рядом расположен макет Солнечной системы. На наклонном пандусе с соблюдением пропорций расположены планеты солнечной системы. Большой оранжевая полусфера на фотографии, это Юпитер. Чуть ниже Юпитера, можно увидеть синий шарик, это Земля. Вот такая разница в размерах между нашими планетами. Макет также интерактивный. Если вы выберете, на пульте планету, то на огромном экране будет произведена ее мультимедийная презентация. В Планетарии можно увидеть спускаемый аппарат корабля Восток «3КА-2». 23 марта 1961 состоялся его запуск с манекеном «Иваном Ивановичем» и собакой Звездочкой. Аппарат был выкуплен на аукционе "Сотбис" фондом имени Попова Евгений Юрченко и торжественно передан Московскому планетарию. Мы выходим из музея и попадаем на уникальную открытую площадку Планетария - Парк неба. Парк неба это комплекс астрономических приборов и инструментов, соединение астрономической обсерватории и музея под открытым небом. Так выглядит небо средней полосы России. Посещение Парка неба – предоставляет уникальную возможность в одном месте, в сравнении и в работе увидеть, как человек в процессе своего развития научился использовать свои наблюдения, опыт, знания в практических целях - определение сторон горизонта, времени, ориентации в пространстве, что было необходимо для жизни, а порой и выживания. Таким образом, Парк неба позволяет приобрести знания и навыки, которые нигде в другом месте комплексно получить невозможно. На фотографии можно видеть уникальный экспонат - глобус Набокова. Об этом экспонате можно написать отдельную статью. В рамках фотопутешествия мы ограничимся поиском Луны. Дело в том, что рядом с глобусом находится ее спутник. Глобусы Луны и Земли имеют пропорциональные размеры их прототипам, а также расположены на пропорциональной их размерам дистанции. На картинке ниже видны и глобус Земли и ее спутник. Вам удалось найти Луну? А так? Если еще не нашли, то подойдем поближе. На площадке представлена уникальная коллекция солнечных часов – от гигантских площадных до компактных садово-парковых. На солнечной площадке всегда можно узнать точное астрономическое время вне зависимости от решений Правительства РФ. По периметру площадки установлены несколько стационарных телескопов. У них есть монетоприемник, но они бесплатны для посетителей. На территории Парка неба размещаются две башни-обсерватории – большая и малая. На фотографии большая обсерватория. Рядом интересный экспонат. Он демонстрирует разные источники получения электроэнергии. В Большой обсерватории установлен 30-см рефрактор, производства Карл Цейс Йена - главный наблюдательный инструмент Планетария. Он предназначен для массовых наблюдений широкого круга небесных светил: Солнца, Луны, планет земной группы и планет-гигантов, туманностей, шаровых и рассеянных звёздных скоплений, далеких галактик. В стенах обсерватории проходят занятия астрономического кружка. Лучше всего попасть на экскурсию в обсерваторию в солнечную погоду, но если вам не повезло и небо хмурое, то вам покажут в телескоп огромную пятиконечную звезду со сталинской высотки напротив. Планисфера Коперника завершает наше путешествие по солнечной астрономической площадке Планетария. После открытой площадки мы попадаем в Большой Звездный зал - сердце Планетария. Диаметр купола-экрана зала - 25 метров. Зал оборудован с учетом новейших разработок в области проекционных технологий. В центре установлен самый совершенный оптико-волоконный проектор звездного неба последнего поколения «Универсариум М9» легендарной компании «Карл Цейс Йена». Именно он показывает более 9000 мерцающих звезд, максимально точно передает незабываемую картину звездного неба, воспроизводит астрономические явления в промежутке времени 10 000 лет! Планетарий показывает несколько полнокупольных программ. Свет в зале гаснет. Сфера купола Планетария превращается в купол обсерватории. Знакомство со звездами начинается с осмотра московского неба. В Планетарии установлены самые комфортные кресла в Москве. Здесь вы полулежите в мягком, обволакивающем кресле. На небе загораются планеты, созвездия... Планетарий дает возможность переместиться на серверный полюс, на Марс и за пределы солнечной системы. Прилетев с Марса мы попадаем на борт космического корабля под названием - Интерактивный музей "Лунариум". По оснащению «Лунариум» не уступает европейским научным центрам и музеям. Он размещается на двух этажах и состоит из разделов «Астрономия и физика» и «Постижение космоса». В экспозиции представлено более восьмидесяти экспонатов, которые в игровой форме наглядно демонстрируют различные физические законы и явления природы. Экспозиция раздела «Астрономия и физика» вводит нас в удивительный мир науки, где каждый экспонат – настоящая научная лаборатория, где каждый посетитель может почувствовать себя ученым-экспериментатором. Здесь можно создавать искусственные облака и торнадо, генерировать электрическую энергию, сочинять электронную музыку, прокатиться на космическом велосипеде и узнать свой вес на других планетах. Один из самых популярных экспонатов - пневматическая ракета (пластиковая бутылка), которая летит через практически весь огромный зал музея. Экспозиция «Постижение космоса» оформлена в виде космической станции с тематическими отсеками. Перемещение из одного отсека в другой позволяет совершить Межпланетный вояж, побывать в Лунной лаборатории, познакомиться с историей Большого взрыва и совершить Путешествие в бесконечность! Наше фотопутешествие подошло к концу. К сожалению, не все, что хотелось рассказать уместилось в рамки фоторепортажа, но можно все увидеть в оффлайне. Планетарий находится рядом с Московским зоопарком. Станция метро Баррикадная, вход со стороны Садового кольца. Режим работы Планетария в праздничные дни: 1–5 и 9–12 мая 2013 года - с 10:00 до 22:00. В будние дни 6 и 8 мая 2013 года – с 9:00 до 21:00. 7 мая технический выходной. Оригинал автора
  10. Источник: http://www.urbanghostsmedia.com/2017/03/abandoned-observatories/ Внимание! Статья на английском языке. В конце статьи есть обсерватория в СПБ, Пулково. We’ve documented a wealth of derelict radar stations and forgotten scientific research installations on this blog so far, but to date, other than the odd isolated example, we haven’t explored abandoned observatories. For that reason, we decided it was high time to examine some of the most impressive and interesting examples of forgotten astronomical institutions that the planet has to offer. Following in the footsteps of io9 and WebUrbanist, here are 13 abandoned observatories from the plains of Patagonia to the mountains of Eurasia and beyond. Abandoned Warner & Swasey Observatory in Cleveland, Ohio, USA It’s hard to believe that the Warner and Swasey observatory is nearly a century old. Once the focal point of astronomy in Cleveland, the 1919 building for decades towered over the surrounding town, a beacon of scientific progressivism that could be seen for miles. Yet even back at the end of World War One, it’s equipment was already somewhat out of date. The 9.5 inch refracting telescope installed on the roof had first been constructed in 1894. Despite its slight backwardness, the observatory made game efforts to keep up with the times. A 24-inch, and then a 36-inch telescope were installed over the decades, allowing important work into such wonders as M-type and carbon stars to be performed. Yet, the old Warner & Swasey observatory was always living on borrowed time. As the US population increased, and more and more houses sprung up, things eventually got too bright. By 1950, the stars could no longer be clearly seen from the observatory, smothered by the city’s light pollution. While it stayed open for another 33 years, the now abandoned observatory’s fate was sealed. By 1983, it had closed for good. Abandoned Observatory in Patagonia Established in 1960, the neglected Félix Aguilar Observatory cuts a lonely form on the haunting landscape of Patagonia. It’s understood that this abandoned observatory remained operational for just a few years before closing down due to high running costs (exacerbated in part due to its remote location) and inclement weather conditions that made monitoring the night sky difficult. When photographer Doug Letterman trekked up to the structure, he found it to be conspicuously empty. Abandoned Observatory in Pfaffenthal, Luxembourg Tiny Luxembourg City is so incredibly diminutive, it’s hard to believe anything could ever disappear here. This abandoned observatory is a testament to how wrong-headed that notion is. Itself lost in the city’s small Pfaffenthal Quarter (population: under 2,000), the observatory hasn’t just been forgotten. As this picture shows, it’s fallen completely derelict. It’s hard looking at the photo to imagine exactly why this place might have fallen into such woeful disrepair. Creepers wind their way lazily across the metal roof, turning the whole building a brilliant, forlorn green. Tree branches seem to reach down for it, as if hoping to hoist the whole thing into the air and whisk it off into the depths of the forest. Broken metal, trailing wires, and traces of mould all contribute to a general air of neglect, as if this place hasn’t seen any humans for a very long time. Perhaps this isn’t surprising. As can be seen from this map, levels of light pollution in Luxembourg are such that the entire country seems bathed in a perpetual orange glow. Mohon del Trigo Observatory, Sierra Nevada, Spain In the vast expanse of Spain’s southern Andalucía region lies the Iberian peninsula’s greatest mountain range. The Sierra Nevada cuts across Spain like a serrated knife, carving through the country’s heart. Cold, forbidding, remote and beautiful, it’s exactly the sort of place you might expect to find some long-forgotten treasure. For those of us interested in urban exploration and modern ruins, that treasure could well be the the Mohon del Trigo observatory. Built in 1902, the observatory sits on a lonely outcrop of jagged mountain, a pale red streak against the endless blue skies. Once a place of cutting-edge technology, it was outmoded in almost no time at all by the relentless march of the 20th century. Rather than continuously trying to update the ageing equipment, the owners abandoned it. By the mid-1970s, the observatory was empty, left at the mercy of the brutal mountain winters. Today, the building has found a second life, of sorts, as a minor tourist icon, having been restored to its former glory (despite remaining empty). According to Atlas Obscura, it is now the subject of more photographs than the observatory itself ever took. Abandoned Prairie Observatory in Illinois, USA There’s a reason many observatories are built in deserts or on mountaintops. The clear, often dry air is good not just for peering into the mysteries of the universe, but for keeping equipment in working order, too. But what do you do if you’re a keen astronomer living hundreds of miles from the nearest mountain? If you’re the owner of this observatory on the Illinois prairie, the answer is simple. You build your own observation station and leave it to the weather gods to sort the rest out. The work of the University of Illinois, the observatory was built to take advantage of a local dark sky site, on the very edge of Walnut Point State Park. It went into operation in 1969 with a massive 40-inch Cassegrain reflector on site, at a cost of nearly a quarter of a million dollars. Despite this considerable expense, though, the astronomical institution didn’t last long. Closed down a mere 12 years later, in 1981, it has stood empty ever since. Now little more than a ruined hulk, the abandoned observatory building today, and the telescope it once housed, are all but forgotten. The “White Elephant” in Carpathian National Nature Park The great Carpathian Mountains are one of Europe’s last true wildernesses. A savage world of soaring peaks, wandering rivers, and prowling packs of wolves and lynx, they arc through central and eastern Europe, stretching from the Czech Republic in the west to Romania in the east. On their way, they pass over the fringes of Ukraine, where our next forgotten observatory is found. Built in the days when this area was still part of Poland, it opened in 1938, only to permanently shut down less than a year later. On some level, this was probably a relief. The derelict observatory was so remote, so big, so expensive to operate that it was dubbed “Bialy Slon” (the white elephant). On another level, though, the cause of the astronomical facility’s abandonment couldn’t have been grimmer. Poland was overrun by Nazi troops, who turned the observatory into a garrison post. When they left, it was only so the Red Army could occupy it in turn. Finally abandoned for good at the conclusion to World War Two, the building has stood empty ever since; a grand, crumbling ruin, no longer even within the borders of the country that established it. Derelict Observatory Near Bloomington, Indiana, USA Another derelict observatory, this time in the woods near Bloomington, Indiana. It’s understood from comments on the photo page that light pollution became a problem for this small astronomical facility after a shopping mall was built in the area. The abandoned observatory dome appears to be formed of an inner layer of timber covered by shingle tiles. El Caracol Observatory, Chichén Itzá, Mexico At first glance, El Caracol observatory in Mexico elicits a “you gotta be kidding me” response. A modern observatory built from ancient stone and made to appear centuries old, it seems the height of tackiness; a naff way of cashing in on the 2012 craze for all things apocalyptic and Mayan. And then you take a closer look, and feel your mind go whirling off in wonder. This isn’t some new building made to look ancient. It is ancient. El Caracol was built in 906 AD. To look at pictures of it is to look back at the dawn of modern observatories. Everything about this old stone structure is unbelievable. Situated at the top of a Mayan pyramid, its windows were seemingly carved at intervals that would allow its owners to track the course of the planet Venus across the horizon. Raised above the canopy of the steaming rainforest, it would have given a then-unprecedented 360 degree view of the stars. For comparison, when the Mayans were building this wonder, the inhabitants of modern Britain were busy suffering Viking raids and fighting one another for control of Colchester. Ruined Observatory on Summit of Ben Nevis, Scotland Welcome to the remains of one of the oldest observatories in our article. While the Ben Nevis observatory couldn’t hope to compete with El Caracol in Mexico, its origins still lie significantly further in the past than most others here. In 1881 the magnificently-bearded spiritualist and meteorologist, Clement Lindley Wragge, had gotten into the habit of ascending Ben Nevis every single day to take weather readings. Finding his data useful, the Scottish Meteorological Society decided to make a permanent base for monitoring the mountaintop. In 1883, the Ben Nevis observatory was born. For the next twenty years, the observatory became a mecca for weather readings, atmospheric studies, and all manner of other supremely useful things. While astronomy didn’t get much of a look in, various other experiments did. It was up here that CTR Wilson got the idea for his Nobel Prize-winning cloud chamber. Despite this, government funding was hard to secure. In 1904, it dried up altogether. The observatory shut down. Today, hardly anything remains to show it was ever even here. Old Observatory at Pulkovo, Saint Petersburg, Russia Traipse out in the direction of St Petersburg’s airport, and you may just stumble across a hidden urban gem. Inside an old 19th century scientific complex lies an almost unknown observatory, the Pulkovo. Once an important facility for astronomy in the city, it is today one of the more-obscure sights in St Petersburg. Not that that stops it from being a striking sight. A stocky, salmon-coloured cylinder, topped with a rusting metal dome, the observatory makes for a wonderfully picturesque ruin. Not that it necessarily is a ruin. While initially abandoned some time ago, there’s now evidence that the observatory is at least partially back in use. Owned by the Pulkovo Observatory museum complex, it seems to be slowly returning toward something resembling life, like a creature waking from a long and dreamless slumber. If any readers are currently based in Russia’s second city, please feel free to let us know the situation in the comments below. Ruined Ardmore Observatory, Argyll and Bute, Scotland Next, we make our way to this gloriously abandoned ruin in the forests of Argyll and Bute, Scotland. Situated in the grounds of a former country house, the Ardmore Observatory was, like its counterpart at the top of Ben Nevis, a weather rather than an astronomical station. It’s also impressively old and venerable. Records of the tower date back to 1842, and it seems likely it was constructed at least a few years earlier. In other words, this derelict observatory may have gone up at a time when Queen Victoria had only just ascended the throne, Britain still controlled half the world, and even the telegraph was still just a gleam in Samuel Morse’s eye. As such, it’s fitting that the remains of the Ardmore tower are so utterly ruined. Seen today, the broken brick structure looks like the very definition of “ancient”. The walls are cracked and tumbling. Creepers have invaded every inch of space. The roof has vanished, the doors been taken away, and the whole thing seems only moments away from a terrifying collapse. While its days as an observatory may long be over, the ruined tower will endure for years to come. Demolished Bole Hill Observatory in Sheffield, England Located near the Lodge Moor area of Sheffield, the old Bole Hill Observatory was a popular landmark for those making their way out of town along narrow country lanes of the Mayfield Valley toward the Peak District. The astronomical facility was leased to the University of Sheffield for around 30 years, but hadn’t been used since 2009. According to the Sheffield Telegraph, the university now uses two domes in the centre of the city. The lease agreement reportedly stipulated that the land on which the observatory was built must be returned to its original condition once it was vacated. As a result, the abandoned Bole Hill Observatory was bulldozed in March 2011.
  11. Источник: http://www.urbanghostsmedia.com/2017/03/abandoned-observatories/ Внимание! Статья на английском языке. В конце статьи есть обсерватория в СПБ, Пулково. We’ve documented a wealth of derelict radar stations and forgotten scientific research installations on this blog so far, but to date, other than the odd isolated example, we haven’t explored abandoned observatories. For that reason, we decided it was high time to examine some of the most impressive and interesting examples of forgotten astronomical institutions that the planet has to offer. Following in the footsteps of io9 and WebUrbanist, here are 13 abandoned observatories from the plains of Patagonia to the mountains of Eurasia and beyond. Abandoned Warner & Swasey Observatory in Cleveland, Ohio, USA It’s hard to believe that the Warner and Swasey observatory is nearly a century old. Once the focal point of astronomy in Cleveland, the 1919 building for decades towered over the surrounding town, a beacon of scientific progressivism that could be seen for miles. Yet even back at the end of World War One, it’s equipment was already somewhat out of date. The 9.5 inch refracting telescope installed on the roof had first been constructed in 1894. Despite its slight backwardness, the observatory made game efforts to keep up with the times. A 24-inch, and then a 36-inch telescope were installed over the decades, allowing important work into such wonders as M-type and carbon stars to be performed. Yet, the old Warner & Swasey observatory was always living on borrowed time. As the US population increased, and more and more houses sprung up, things eventually got too bright. By 1950, the stars could no longer be clearly seen from the observatory, smothered by the city’s light pollution. While it stayed open for another 33 years, the now abandoned observatory’s fate was sealed. By 1983, it had closed for good. Abandoned Observatory in Patagonia Established in 1960, the neglected Félix Aguilar Observatory cuts a lonely form on the haunting landscape of Patagonia. It’s understood that this abandoned observatory remained operational for just a few years before closing down due to high running costs (exacerbated in part due to its remote location) and inclement weather conditions that made monitoring the night sky difficult. When photographer Doug Letterman trekked up to the structure, he found it to be conspicuously empty. Abandoned Observatory in Pfaffenthal, Luxembourg Tiny Luxembourg City is so incredibly diminutive, it’s hard to believe anything could ever disappear here. This abandoned observatory is a testament to how wrong-headed that notion is. Itself lost in the city’s small Pfaffenthal Quarter (population: under 2,000), the observatory hasn’t just been forgotten. As this picture shows, it’s fallen completely derelict. It’s hard looking at the photo to imagine exactly why this place might have fallen into such woeful disrepair. Creepers wind their way lazily across the metal roof, turning the whole building a brilliant, forlorn green. Tree branches seem to reach down for it, as if hoping to hoist the whole thing into the air and whisk it off into the depths of the forest. Broken metal, trailing wires, and traces of mould all contribute to a general air of neglect, as if this place hasn’t seen any humans for a very long time. Perhaps this isn’t surprising. As can be seen from this map, levels of light pollution in Luxembourg are such that the entire country seems bathed in a perpetual orange glow. Mohon del Trigo Observatory, Sierra Nevada, Spain In the vast expanse of Spain’s southern Andalucía region lies the Iberian peninsula’s greatest mountain range. The Sierra Nevada cuts across Spain like a serrated knife, carving through the country’s heart. Cold, forbidding, remote and beautiful, it’s exactly the sort of place you might expect to find some long-forgotten treasure. For those of us interested in urban exploration and modern ruins, that treasure could well be the the Mohon del Trigo observatory. Built in 1902, the observatory sits on a lonely outcrop of jagged mountain, a pale red streak against the endless blue skies. Once a place of cutting-edge technology, it was outmoded in almost no time at all by the relentless march of the 20th century. Rather than continuously trying to update the ageing equipment, the owners abandoned it. By the mid-1970s, the observatory was empty, left at the mercy of the brutal mountain winters. Today, the building has found a second life, of sorts, as a minor tourist icon, having been restored to its former glory (despite remaining empty). According to Atlas Obscura, it is now the subject of more photographs than the observatory itself ever took. Abandoned Prairie Observatory in Illinois, USA There’s a reason many observatories are built in deserts or on mountaintops. The clear, often dry air is good not just for peering into the mysteries of the universe, but for keeping equipment in working order, too. But what do you do if you’re a keen astronomer living hundreds of miles from the nearest mountain? If you’re the owner of this observatory on the Illinois prairie, the answer is simple. You build your own observation station and leave it to the weather gods to sort the rest out. The work of the University of Illinois, the observatory was built to take advantage of a local dark sky site, on the very edge of Walnut Point State Park. It went into operation in 1969 with a massive 40-inch Cassegrain reflector on site, at a cost of nearly a quarter of a million dollars. Despite this considerable expense, though, the astronomical institution didn’t last long. Closed down a mere 12 years later, in 1981, it has stood empty ever since. Now little more than a ruined hulk, the abandoned observatory building today, and the telescope it once housed, are all but forgotten. The “White Elephant” in Carpathian National Nature Park The great Carpathian Mountains are one of Europe’s last true wildernesses. A savage world of soaring peaks, wandering rivers, and prowling packs of wolves and lynx, they arc through central and eastern Europe, stretching from the Czech Republic in the west to Romania in the east. On their way, they pass over the fringes of Ukraine, where our next forgotten observatory is found. Built in the days when this area was still part of Poland, it opened in 1938, only to permanently shut down less than a year later. On some level, this was probably a relief. The derelict observatory was so remote, so big, so expensive to operate that it was dubbed “Bialy Slon” (the white elephant). On another level, though, the cause of the astronomical facility’s abandonment couldn’t have been grimmer. Poland was overrun by Nazi troops, who turned the observatory into a garrison post. When they left, it was only so the Red Army could occupy it in turn. Finally abandoned for good at the conclusion to World War Two, the building has stood empty ever since; a grand, crumbling ruin, no longer even within the borders of the country that established it. Derelict Observatory Near Bloomington, Indiana, USA Another derelict observatory, this time in the woods near Bloomington, Indiana. It’s understood from comments on the photo page that light pollution became a problem for this small astronomical facility after a shopping mall was built in the area. The abandoned observatory dome appears to be formed of an inner layer of timber covered by shingle tiles. El Caracol Observatory, Chichén Itzá, Mexico At first glance, El Caracol observatory in Mexico elicits a “you gotta be kidding me” response. A modern observatory built from ancient stone and made to appear centuries old, it seems the height of tackiness; a naff way of cashing in on the 2012 craze for all things apocalyptic and Mayan. And then you take a closer look, and feel your mind go whirling off in wonder. This isn’t some new building made to look ancient. It is ancient. El Caracol was built in 906 AD. To look at pictures of it is to look back at the dawn of modern observatories. Everything about this old stone structure is unbelievable. Situated at the top of a Mayan pyramid, its windows were seemingly carved at intervals that would allow its owners to track the course of the planet Venus across the horizon. Raised above the canopy of the steaming rainforest, it would have given a then-unprecedented 360 degree view of the stars. For comparison, when the Mayans were building this wonder, the inhabitants of modern Britain were busy suffering Viking raids and fighting one another for control of Colchester. Ruined Observatory on Summit of Ben Nevis, Scotland Welcome to the remains of one of the oldest observatories in our article. While the Ben Nevis observatory couldn’t hope to compete with El Caracol in Mexico, its origins still lie significantly further in the past than most others here. In 1881 the magnificently-bearded spiritualist and meteorologist, Clement Lindley Wragge, had gotten into the habit of ascending Ben Nevis every single day to take weather readings. Finding his data useful, the Scottish Meteorological Society decided to make a permanent base for monitoring the mountaintop. In 1883, the Ben Nevis observatory was born. For the next twenty years, the observatory became a mecca for weather readings, atmospheric studies, and all manner of other supremely useful things. While astronomy didn’t get much of a look in, various other experiments did. It was up here that CTR Wilson got the idea for his Nobel Prize-winning cloud chamber. Despite this, government funding was hard to secure. In 1904, it dried up altogether. The observatory shut down. Today, hardly anything remains to show it was ever even here. Old Observatory at Pulkovo, Saint Petersburg, Russia Traipse out in the direction of St Petersburg’s airport, and you may just stumble across a hidden urban gem. Inside an old 19th century scientific complex lies an almost unknown observatory, the Pulkovo. Once an important facility for astronomy in the city, it is today one of the more-obscure sights in St Petersburg. Not that that stops it from being a striking sight. A stocky, salmon-coloured cylinder, topped with a rusting metal dome, the observatory makes for a wonderfully picturesque ruin. Not that it necessarily is a ruin. While initially abandoned some time ago, there’s now evidence that the observatory is at least partially back in use. Owned by the Pulkovo Observatory museum complex, it seems to be slowly returning toward something resembling life, like a creature waking from a long and dreamless slumber. If any readers are currently based in Russia’s second city, please feel free to let us know the situation in the comments below. Ruined Ardmore Observatory, Argyll and Bute, Scotland Next, we make our way to this gloriously abandoned ruin in the forests of Argyll and Bute, Scotland. Situated in the grounds of a former country house, the Ardmore Observatory was, like its counterpart at the top of Ben Nevis, a weather rather than an astronomical station. It’s also impressively old and venerable. Records of the tower date back to 1842, and it seems likely it was constructed at least a few years earlier. In other words, this derelict observatory may have gone up at a time when Queen Victoria had only just ascended the throne, Britain still controlled half the world, and even the telegraph was still just a gleam in Samuel Morse’s eye. As such, it’s fitting that the remains of the Ardmore tower are so utterly ruined. Seen today, the broken brick structure looks like the very definition of “ancient”. The walls are cracked and tumbling. Creepers have invaded every inch of space. The roof has vanished, the doors been taken away, and the whole thing seems only moments away from a terrifying collapse. While its days as an observatory may long be over, the ruined tower will endure for years to come. Demolished Bole Hill Observatory in Sheffield, England Located near the Lodge Moor area of Sheffield, the old Bole Hill Observatory was a popular landmark for those making their way out of town along narrow country lanes of the Mayfield Valley toward the Peak District. The astronomical facility was leased to the University of Sheffield for around 30 years, but hadn’t been used since 2009. According to the Sheffield Telegraph, the university now uses two domes in the centre of the city. The lease agreement reportedly stipulated that the land on which the observatory was built must be returned to its original condition once it was vacated. As a result, the abandoned Bole Hill Observatory was bulldozed in March 2011.
  12. Оригинал взят у ralphmirebs в В спальне бога Буквально вчера, 02 июня 2015 года, исполнилось 60 лет колыбели мировой космонавтики и крупнейшей отечественной космической гавани - космодрому Байконур. За эти годы на его территории было испытано множество разнообразных космических аппаратов, вершиной которых стала система "Энергия-Буран". Но история выбрала свой путь и проект умер в младенчестве. Более двух десятилетий назад, в последний раз закрылись тяжёлые сдвижные двери МЗК - монтажно-заправочного комплекса, отрезав от манящего звёздного неба два орбитальных космических корабля. Есть лёгкая ирония в том, что место рождения тех, кто должен был бороздить космические просторы, стало им усыпальницей и склепом. Монтажно-заправочный комплекс едва ли ни самое большое здание на территории космодрома Байконур. Его спроектировал ижевский институт «Прикампромпроект». Длина сооружения 132 метра, а высота 62. С торцов расположены так называемые откатные сооружения – попросту огромные сдвижные ворота. Самые большие из них обладают размерами 42 на 36 метров, достаточными для прохода "кузнечика" со связкой из ракетоносителя «Энергия» и с установленным на ней орбитальным кораблём. Несущие конструкции МЗК изготовлены из особой стали и должны выдержать давление ударной волны возникшей в случае возможного взрыва тяжёлого ракеты-носителя на ближайшей стартовой площадке. По бокам к основному корпусу примыкают четырехэтажные пристройки, в которых размещается разнообразное оборудование для проведения тестов, организации вентиляции и электроснабжения. Поскольку помещение, в котором происходила работа с орбитальным кораблём, не должно было содержать пыли, в нем искусственно создавалось повышенное атмосферное давление. Все двери, ведущие из корпуса в коридоры, являлись герметичными. Под потолком двигались три поперечные кран-балки, каждая их которых обладает грузоподъёмностью в 400 тонн. Ещё выше их опутывает сложная система мостков под самой крышей, открывающая доступ к лампам освещения. В настоящее время внутри МЗК находятся два корабля, один из которых второй летный экземпляр "Буря", а другой технологический макет ОК-МТ для отработки предстартовых операций. Но, несмотря на то, что это макет, внутри и снаружи он выглядит как настоящий корабль. И тот и другой не в самом лучшем состоянии и из-за этого они взаимно дополняют друг друга. А теперь, давайте опустимся пониже и окинем взглядом весь зал. Над вторыми (малыми) торцевыми воротами находится великолепная обзорная площадка. Боковые стены МЗК увешаны десятками опускающихся или поворачивающих технологических платформ, оснащённых гидроприводами. Эти конструкции необходимы для проведения всевозможных работ на разных высотах, без прикосновений к теплозащитным плитам. Здесь же находятся пассажирские шлюзы-трапы для попадания на борт орбитальных кораблей. Я не удержусь и позволю себе показать две исторические фотографии, демонстрирующие применение технологических платформ. Фотографии взяты с сайта Буран. Спустимся к орбитальным кораблям. Они установлены не на шасси, а на транспортные тележки, перемещающиеся по утопленным в пол рельсам. Перед носами кораблей, высятся другие технологические платформы, предназначенные для доступа к кабинам и двигателям. Платформы, как и корабли, могут кататься по рельсам вперед-назад. Время и люди не пощадили корабли и их нынешнее состояние весьма плачевно. Часть плиток теплозащиты отвалилось, остекление кабины разбито, крылья и фюзеляжи покрывает обильный слой птичьего помёта, скопившегося на двадцать с лишним лет. На момент остановки работ, готовность "Бури" достигала 95-ти процентов. Внешне, помимо индивидуального рисунка теплозащитных плиток, от ОК-МТ она отличается наличием установленных двигателей ориентации в носовой части. В хвостовой части, "Буря" лишилась контейнера с тормозными парашютами, но двигательная установка выглядит вполне целой. У макета ОК-МТ хвостовая часть сохранилась заметно лучше, да и лобовое остекление не пострадало. Внутри макета почти всё так же, как и на "взрослом" корабле. Лишь некоторые элементы заменены на деревянные кубики с указанием названия и массы блока. Конечно, уже не понятно что стало с отсутствующим оборудованием - не было установлено или выдрано на драгоценные металлы. В шлюзовом модуле и кабине царит разгром, но в отсеке полезного груза и в двигательном отсеке относительно чисто. Ещё пара взглядов на оборудование МЗК. История движется по спирали. Это объективный процесс, повторяющийся раз за разом. Можно сожалеть об утраченном времени и скорбеть о былом величии, но факты остаются выше этого - Россия стремительно теряет статус ведущей космической державы. Вот уже более двадцати лет, страна не производит ничего принципиально нового, продолжая эксплуатировать наследие Советского Союза. Ведутся лишь работы по модернизации старых заделов, но всё иное остается лишь словами и проектами на бумаге. Несомненно, знатное прошлое позволит продержаться на плаву еще десятилетие-другое в роли космического извозчика, но лишь до тех пор, пока китайские ракеты не перешагнут должный рубеж своей надёжности и не обрушат цены на вывод груза на орбиту. Из космонавтики ушла романтика, оставив ей лишь сухие цифры финансовой статистики. Зачем тратить триллионы на космос, если это не принесёт прибыли за обозримое время? Во времена противостояния политических систем, гонка двух сверхдержав оказывала благотворное воздействие на научно-технический прогресс. Возможное военное и идеологическое применение рождало десятки всевозможных проектов. Да, большинство из них не выходило за рамки чертежей и макетов, но те, что просачивались сквозь сито испытаний и комиссий, получали неограниченную поддержку. Будущее советских многоразовых орбитальных кораблей не было предопределено ещё до рождения. Несмотря на огромную финансовую убыточность подобных запусков, они могли долго продержаться на мировой сцене, давая вектора к будущим горизонтам. А закончить свою статью я хочу обыгрыванием заголовка и эпиграфа. Rise my God! From ashes rise! Восстань мой бог! Восстань из пепла!
  13. Оригинал взят у ralphmirebs в В спальне бога Буквально вчера, 02 июня 2015 года, исполнилось 60 лет колыбели мировой космонавтики и крупнейшей отечественной космической гавани - космодрому Байконур. За эти годы на его территории было испытано множество разнообразных космических аппаратов, вершиной которых стала система "Энергия-Буран". Но история выбрала свой путь и проект умер в младенчестве. Более двух десятилетий назад, в последний раз закрылись тяжёлые сдвижные двери МЗК - монтажно-заправочного комплекса, отрезав от манящего звёздного неба два орбитальных космических корабля. Есть лёгкая ирония в том, что место рождения тех, кто должен был бороздить космические просторы, стало им усыпальницей и склепом. Монтажно-заправочный комплекс едва ли ни самое большое здание на территории космодрома Байконур. Его спроектировал ижевский институт «Прикампромпроект». Длина сооружения 132 метра, а высота 62. С торцов расположены так называемые откатные сооружения – попросту огромные сдвижные ворота. Самые большие из них обладают размерами 42 на 36 метров, достаточными для прохода "кузнечика" со связкой из ракетоносителя «Энергия» и с установленным на ней орбитальным кораблём. Несущие конструкции МЗК изготовлены из особой стали и должны выдержать давление ударной волны возникшей в случае возможного взрыва тяжёлого ракеты-носителя на ближайшей стартовой площадке. По бокам к основному корпусу примыкают четырехэтажные пристройки, в которых размещается разнообразное оборудование для проведения тестов, организации вентиляции и электроснабжения. Поскольку помещение, в котором происходила работа с орбитальным кораблём, не должно было содержать пыли, в нем искусственно создавалось повышенное атмосферное давление. Все двери, ведущие из корпуса в коридоры, являлись герметичными. Под потолком двигались три поперечные кран-балки, каждая их которых обладает грузоподъёмностью в 400 тонн. Ещё выше их опутывает сложная система мостков под самой крышей, открывающая доступ к лампам освещения. В настоящее время внутри МЗК находятся два корабля, один из которых второй летный экземпляр "Буря", а другой технологический макет ОК-МТ для отработки предстартовых операций. Но, несмотря на то, что это макет, внутри и снаружи он выглядит как настоящий корабль. И тот и другой не в самом лучшем состоянии и из-за этого они взаимно дополняют друг друга. А теперь, давайте опустимся пониже и окинем взглядом весь зал. Над вторыми (малыми) торцевыми воротами находится великолепная обзорная площадка. Боковые стены МЗК увешаны десятками опускающихся или поворачивающих технологических платформ, оснащённых гидроприводами. Эти конструкции необходимы для проведения всевозможных работ на разных высотах, без прикосновений к теплозащитным плитам. Здесь же находятся пассажирские шлюзы-трапы для попадания на борт орбитальных кораблей. Я не удержусь и позволю себе показать две исторические фотографии, демонстрирующие применение технологических платформ. Фотографии взяты с сайта Буран. Спустимся к орбитальным кораблям. Они установлены не на шасси, а на транспортные тележки, перемещающиеся по утопленным в пол рельсам. Перед носами кораблей, высятся другие технологические платформы, предназначенные для доступа к кабинам и двигателям. Платформы, как и корабли, могут кататься по рельсам вперед-назад. Время и люди не пощадили корабли и их нынешнее состояние весьма плачевно. Часть плиток теплозащиты отвалилось, остекление кабины разбито, крылья и фюзеляжи покрывает обильный слой птичьего помёта, скопившегося на двадцать с лишним лет. На момент остановки работ, готовность "Бури" достигала 95-ти процентов. Внешне, помимо индивидуального рисунка теплозащитных плиток, от ОК-МТ она отличается наличием установленных двигателей ориентации в носовой части. В хвостовой части, "Буря" лишилась контейнера с тормозными парашютами, но двигательная установка выглядит вполне целой. У макета ОК-МТ хвостовая часть сохранилась заметно лучше, да и лобовое остекление не пострадало. Внутри макета почти всё так же, как и на "взрослом" корабле. Лишь некоторые элементы заменены на деревянные кубики с указанием названия и массы блока. Конечно, уже не понятно что стало с отсутствующим оборудованием - не было установлено или выдрано на драгоценные металлы. В шлюзовом модуле и кабине царит разгром, но в отсеке полезного груза и в двигательном отсеке относительно чисто. Ещё пара взглядов на оборудование МЗК. История движется по спирали. Это объективный процесс, повторяющийся раз за разом. Можно сожалеть об утраченном времени и скорбеть о былом величии, но факты остаются выше этого - Россия стремительно теряет статус ведущей космической державы. Вот уже более двадцати лет, страна не производит ничего принципиально нового, продолжая эксплуатировать наследие Советского Союза. Ведутся лишь работы по модернизации старых заделов, но всё иное остается лишь словами и проектами на бумаге. Несомненно, знатное прошлое позволит продержаться на плаву еще десятилетие-другое в роли космического извозчика, но лишь до тех пор, пока китайские ракеты не перешагнут должный рубеж своей надёжности и не обрушат цены на вывод груза на орбиту. Из космонавтики ушла романтика, оставив ей лишь сухие цифры финансовой статистики. Зачем тратить триллионы на космос, если это не принесёт прибыли за обозримое время? Во времена противостояния политических систем, гонка двух сверхдержав оказывала благотворное воздействие на научно-технический прогресс. Возможное военное и идеологическое применение рождало десятки всевозможных проектов. Да, большинство из них не выходило за рамки чертежей и макетов, но те, что просачивались сквозь сито испытаний и комиссий, получали неограниченную поддержку. Будущее советских многоразовых орбитальных кораблей не было предопределено ещё до рождения. Несмотря на огромную финансовую убыточность подобных запусков, они могли долго продержаться на мировой сцене, давая вектора к будущим горизонтам. А закончить свою статью я хочу обыгрыванием заголовка и эпиграфа. Rise my God! From ashes rise! Восстань мой бог! Восстань из пепла!
  14. Оригинал взят у ralphmirebs в Ракета-носитель Энергия-М и её последнее жилище В конце 70-х годов прошлого века, после закрытия советской лунной программы и работ по сверхтяжёлой ракете Н1, в Советском Союзе принялись за разработку другой сверхтяжелой ракеты под названием "Энергия". Впервые она полетела в 1987 году, а в 1988 году вывела на орбиту Земли многоразовый космический корабль "Буран". Используя четыре боковых блока ускорения, эта ракета могла вывести на орбиту до 100 тонн груза. К конце 80-х годов, на её основе было спроектировано целое семейство космических ракет различной мощности, влючающее в себя ракета-носители "Энергия-М", "Энергия-2" и "Вулкан". Но из них лишь "Энергия-М" вышла за рамки чертежей. В качестве пускового комплекса "Энергия-М" использовала имеющийся комплекс УКСС обеспечивающий запуски РН "Энергия". Для проверки достижения этой совместимости (и многих других тестов) был построен и установлен в специально построенное здание габаритно-технологичекий макет ракеты-носителя в натуральную величину, с установленным двигателем центрального блока. 25 декабря 1991 года была проведена установка макета на стартовый стол УКСС, а через два дня макет был возвращен обратно в здание Стенда Динамических Испытаний. Откатное сооружение закрылось, в месте с ним и работы по разработке ракеты. С тех пор миновала почти четверть века, а макет по прежнему покоится внутри. Стенд Динамических Испытаний, обладая 170-ти метровой высотой, является самым высоким зданием на Байконуре. Возвышаясь белой башней над пустыней, он производит неизгладимое впечатление. Часы остановились, окна в здании лишились стекол, внутри царит полный разгром и запустение. Однако габаритно-технологичекий макет практически не изменился за годы. Энергия-М создавалась как замена испытаного, но "грязного" по используемому топливу ракета-носителя "Протон", при этом превосходя его в полтора раза по выводимой на орбиту массе полезного груза. Проектная величина доходила до 35 тонн на околоземную орбиту и до 6,5 тонн на геостационарную орбиту. На орбиту Луны можно было отправить 12 тонн груза. Центральный блок ракеты-носителя "Энергия-М" состоит из топливных баков и делится на четыре отсека - переходный, межбаковый, хвостовой и двигательный. Самый верхний из них переходный - к нему крепится головной обтекатель. В межбаковом отсеке размещается аппаратура управления и телеметрии. Высота центнального блока вместе с обтекателем составляет 50,5 метров, при диаметре в 7,7. В качестве двигателя используется один РД-0120 работающий на жидком водороде и жидком кислороде с тягой 190 тс в вакууме и 147,6 тс в атмосфере. На макет устанвлен двигатель (возможно макет) с номером N5251231155. Ракеты-носитель установлена на стартово-стыковочный блок "Я". Этот блок служит нижней силовой опорной плитой, к которой крепятся блоки первой ступени. Таким способом обеспечивается транспортировка ракеты на транспортно-установочном агрегате, установка её в вертикальное положение на старте. Блок выполняет и функцию защитного устройства, которое предохраняет ракету-носитель от воздействия возвратных потоков работающих ракетных маршевых двигателей при старте носителя. Через стартово-стыковочный блок подаются водород, кислород, керосин, гелий, азот газообразный, фреон, масло для рулевых приводов и сжатый воздух. Несколько взглядов на конструкции стенда - площадки и краны. С крыши стенда открывается чудестный вид на пустыню и соседние стартовые комплексы. Ближайшим из них является комплекс с которого взлетал "Буран". А ещё раньше он использовался в советской лунной программе. Позади него можно заметить мачты УКСС - Универсальный Космический Стенд Старт, с которого и должна была улетать "Энергия-М". С другой стороны видно здание монтажно-испытательного комплекса. Перед его входом замерла пара транспортно-установочных агрегатов - специальных железнодорожных платформ для транспортировки связки "Энергия-Буран" и "Энергия-М". Так же я покажу великолепный панорамный вид на МЗК с хранящимися внутри многоразовыми орбитальными кораблями. А в середине 90х годов разработчик "Энергии-М" РКК "Энергия" проиграла государственный конкурс на создание новой тяжёлой ракеты-носителя, отдав преимущества ГКНПЦ им. М.В.Хруничева с её ракета-носителем "Ангара". Но это уже совсем другая история.
  15. Оригинал взят у ralphmirebs в Ракета-носитель Энергия-М и её последнее жилище В конце 70-х годов прошлого века, после закрытия советской лунной программы и работ по сверхтяжёлой ракете Н1, в Советском Союзе принялись за разработку другой сверхтяжелой ракеты под названием "Энергия". Впервые она полетела в 1987 году, а в 1988 году вывела на орбиту Земли многоразовый космический корабль "Буран". Используя четыре боковых блока ускорения, эта ракета могла вывести на орбиту до 100 тонн груза. К конце 80-х годов, на её основе было спроектировано целое семейство космических ракет различной мощности, влючающее в себя ракета-носители "Энергия-М", "Энергия-2" и "Вулкан". Но из них лишь "Энергия-М" вышла за рамки чертежей. В качестве пускового комплекса "Энергия-М" использовала имеющийся комплекс УКСС обеспечивающий запуски РН "Энергия". Для проверки достижения этой совместимости (и многих других тестов) был построен и установлен в специально построенное здание габаритно-технологичекий макет ракеты-носителя в натуральную величину, с установленным двигателем центрального блока. 25 декабря 1991 года была проведена установка макета на стартовый стол УКСС, а через два дня макет был возвращен обратно в здание Стенда Динамических Испытаний. Откатное сооружение закрылось, в месте с ним и работы по разработке ракеты. С тех пор миновала почти четверть века, а макет по прежнему покоится внутри. Стенд Динамических Испытаний, обладая 170-ти метровой высотой, является самым высоким зданием на Байконуре. Возвышаясь белой башней над пустыней, он производит неизгладимое впечатление. Часы остановились, окна в здании лишились стекол, внутри царит полный разгром и запустение. Однако габаритно-технологичекий макет практически не изменился за годы. Энергия-М создавалась как замена испытаного, но "грязного" по используемому топливу ракета-носителя "Протон", при этом превосходя его в полтора раза по выводимой на орбиту массе полезного груза. Проектная величина доходила до 35 тонн на околоземную орбиту и до 6,5 тонн на геостационарную орбиту. На орбиту Луны можно было отправить 12 тонн груза. Центральный блок ракеты-носителя "Энергия-М" состоит из топливных баков и делится на четыре отсека - переходный, межбаковый, хвостовой и двигательный. Самый верхний из них переходный - к нему крепится головной обтекатель. В межбаковом отсеке размещается аппаратура управления и телеметрии. Высота центнального блока вместе с обтекателем составляет 50,5 метров, при диаметре в 7,7. В качестве двигателя используется один РД-0120 работающий на жидком водороде и жидком кислороде с тягой 190 тс в вакууме и 147,6 тс в атмосфере. На макет устанвлен двигатель (возможно макет) с номером N5251231155. Ракеты-носитель установлена на стартово-стыковочный блок "Я". Этот блок служит нижней силовой опорной плитой, к которой крепятся блоки первой ступени. Таким способом обеспечивается транспортировка ракеты на транспортно-установочном агрегате, установка её в вертикальное положение на старте. Блок выполняет и функцию защитного устройства, которое предохраняет ракету-носитель от воздействия возвратных потоков работающих ракетных маршевых двигателей при старте носителя. Через стартово-стыковочный блок подаются водород, кислород, керосин, гелий, азот газообразный, фреон, масло для рулевых приводов и сжатый воздух. Несколько взглядов на конструкции стенда - площадки и краны. С крыши стенда открывается чудестный вид на пустыню и соседние стартовые комплексы. Ближайшим из них является комплекс с которого взлетал "Буран". А ещё раньше он использовался в советской лунной программе. Позади него можно заметить мачты УКСС - Универсальный Космический Стенд Старт, с которого и должна была улетать "Энергия-М". С другой стороны видно здание монтажно-испытательного комплекса. Перед его входом замерла пара транспортно-установочных агрегатов - специальных железнодорожных платформ для транспортировки связки "Энергия-Буран" и "Энергия-М". Так же я покажу великолепный панорамный вид на МЗК с хранящимися внутри многоразовыми орбитальными кораблями. А в середине 90х годов разработчик "Энергии-М" РКК "Энергия" проиграла государственный конкурс на создание новой тяжёлой ракеты-носителя, отдав преимущества ГКНПЦ им. М.В.Хруничева с её ракета-носителем "Ангара". Но это уже совсем другая история.