Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'телескоп от 15 дюймов'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору



Фильтр по количеству...

Страна


Интересы


Город


Телескоп


Второй телескоп


Бинокль


Фотокамера

Найдено 10 результатов

  1. Космический вызов: Крест Эйнштейна

    В прошлом месяце я бросил вам вызов, предложив испытание для невооруженного глаза. Сейчас у нас полная противоположность: Крест Эйнштейна.   Одним из предсказаний Общей теории относительности Альберта Эйнштейна 1916 года  было то, что свет от яркого отдаленного источника энергии должен отклоняться, «огибать» крупный объект, расположенный между этим источником и наблюдателем. При этом время, за которое свет достигает наблюдателя, изменится, в результате чего фоновый объект будет выглядеть увеличенным и искаженным.   Так гласит теория Эйнштейна, но как ее проверить? Наиболее крупные близлежащие объекты, известные в то время, например Солнце, одновременно были и очень яркими. Всё, что расположено позади такого объекта, настолько тускло по сравнению с ним, что будет казаться невидимым.   Сэр Артур Стэнли Эддингтон, ведущий британский астрофизик того времени, придумал решение: всё-таки использовать Солнце, но не в произвольный день, а во время полной фазы солнечного затмения, когда диск Луны полностью блокирует слепящую фотосферу. Предстоящее затмение 29 мая 1919 года было идеальным. Не только из-за необычайной продолжительности, но и потому что Солнце располагалось прямо перед звездным скоплением Гиады в Тельце, а значит будет множество звезд в окрестностях Солнца, на которых можно проверить теорию Эйнштейна. И хотя успешность этой экспедиции была под большим вопросом из-за всего — от природных туч и дождей до туч Первой мировой войны — наблюдения Эддингтона зафиксировали рядом с Солнцем те звезды, которые в это время на самом деле должны были находиться позади него. Эйнштейн оказался прав: гравитация может отклонять свет.   Выше: осенняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона. Кликните по ссылке, чтобы загрузить версию для печати.   Этот отклоняющий эффект известен сегодня как гравитационное линзирование. На фотографиях, сделанных с помощью космического телескопа «Хаббл», а также многих наземных инструментов, хорошо виден этот эффект: призрачные изображения отдаленных квазаров и галактик, парящие рядом с галактиками переднего плана. Вместо единственного изображения отдаленного квазара гравитационная линза формирует несколько его изображений. В зависимости от формы этой линзы (т.е. гравитационного воздействия на далекий свет) преломленное изображение может быть растянуто и искривлено всевозможными способами. А если галактика расположена идеально по прямой между квазаром и Землей, мы увидим симметричное кольцо квазаров.   С эстетической точки зрения наиболее совершенной гравитационной линзой является крест Эйнштейна, образованный галактикой PGC 69457 (или CGCG 378-15) и квазаром QSO 2237+0305 в Пегасе. PGC 69457 также известна под неофициальным названием Линза Хухры, поскольку ее открыл Джон Хухра, профессор космологии Гарвардского университета. По современным оценкам эта маленькая, во всем остальном непримечательная спиральная галактика располагается в 400 миллионах световых лет от нас. Квазар прячется далеко позади нее на немыслимом расстоянии в 8 миллиардов световых лет. Если бы не гравитационное линзирование, квазар оставался бы скрытым галактикой, поскольку для земного наблюдателя они находятся практически на одной линии. Но Линза Хухры разбивает древний свет квазара на четыре отдельных пути, скользящих по галактике подобно тому, как вода в ручье струится вокруг камня. В итоге получается не одно, а четыре призрачных изображения QSO 2237+0305, которые окружают ядро PGC 69457 практически идеальным ромбом.     Крест Эйнштейна находится южнее «головы» и «шеи» летучего коня (Пегаса) и к западу от Венца Рыб. Чтобы найти его, начните со звезды Бихам [теты (θ) Пегаса] и переместитесь на 5° юго-восточнее к треугольнику, образованному звездами 34, 35 и 37 Пегаса. Продлите линию от 35 до 37 Пегаса в пять раз дальше (2½°) на юго-восток, и она приведет вас к оранжевой звезде 8-й величины SAO 127671. Поместите ее в центр поля и найдите звезду 11-й величины в 6' северо-восточнее. Эта звезда очень удобна для откладывания расстояния, поскольку Крест Эйнштейна находится еще на 6' дальше к северо-востоку.   Выше: зарисовка Креста Эйнштейна через 18-дюймовый (46 см) рефлектор автора на увеличении 411×   Хотя Крест Эйнштейна имеет 15-ю звездную величину, я с трудом вижу его боковым зрением в 18-дюймовый рефлектор при наблюдении в пригороде, где предельная звездная величина для невооруженного глаза составляет 5,0. Но как я ни старался, даже на 411× в те редкие моменты, когда видимость на мгновение проявляла подобную щедрость, всё, что я мог заметить, это тусклый, почти звездоподобный объект, который вы можете видеть на картинке выше. У меня никогда не получалось отделить четыре изображения квазара от галактики; наоборот, все пять расплываются в один объект. Другие наблюдатели сообщают об успехе, увидев одну или две дольки при наблюдении через большие апертуры под безусловно превосходным небом. Абсолютно необходимы высокое увеличение и, следовательно, устойчивая видимость, поскольку угловой размер Креста всего 1,6 угловых секунды.   Обязательно поделитесь результатами на форуме этой колонки!   У вас есть свой интересный сложный объект? Я, как и другие читатели, буду рад узнать о нем, а также о том, что у вас получилось с испытанием этого месяца. Пишите сообщения в комментариях к статье или в обсуждении этой рубрики на форуме.   Помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!       Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com
  2. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: гигантские телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше   Объект: Крест Эйнштейна Просмотреть полную статью
  3. Космический вызов: Leo II

    В апреле прошлого года темой этой колонки была карликовая сфероидальная галактика Leo I, случайно обнаруженная в 1950 году астрономами Робертом Харрингтоном (по-прежнему не имеющим отношения ко мне) И А. Дж. Уилсоном при просмотре фотопластинок Паломарского обзора неба. Я закончил статью словами: «Используя правильный окуляр и зная поле, вы сможете сравнительно легко добавить этот объект в список своих побед. Но не будьте слишком самонадеянны. Обнаружение его брата, Leo II — даже более сложная задача. Однако оставим это для будущей статьи».   И вот будущее наступило.   Мы вернулись, чтобы пройти по стопам Харрингтона и Уилсона. В статье «Две новые звездные системы во Льве» (журнал «Публикации Тихоокеанского астрономического общества», т. 62, № 365, стр. 118, 1950 г.) они объявили об открытии пары карликовых сфероидальных галактик в созвездии Льва. Более сложную из них они назвали Leo II. Вы можете знать ее под обозначением UGC 6253 в Общем каталоге Уппсала.   Выше: весенняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона демонстрирует положение сложного объекта этого месяца.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона. Кликните по ссылке, чтобы загрузить версию для печати.   Последующие исследования показали, что Leo II находится примерно в 783 000 световых годах от нашего Млечного Пути. Это почти в четыре раза дальше Большого и Малого Магеллановых Облаков. (Галактика Leo I, которую, на мой взгляд, проще обнаружить, находится еще дальше, на расстоянии около 900 000 световых лет).   В 2007 году команда японских астрономов, использующая 8,2-метровый телескоп «Субару» на вершине вулкана Мауна-Кеа (Гавайи), обнаружила, что, как и в Leo I, в Leo II преобладают старые звезды и очень мало межзвездного газа и пыли. Их результаты продемонстрировали, что звезды во внешних частях галактики содержат очень мало металла. Чем ниже содержание металла в звезде, тем старше она считается, поскольку металлы образуются только в ядрах массивных звезд. Когда эти звезды взрываются, их металлические ядра засеивают близлежащие туманности, в итоге заканчивая свою жизнь в будущих поколениях звезд. Так что лишенные металлов звезды Leo II являются старыми. Интересно, что звезды, расположенные ближе к внутренним областям галактики, демонстрируют большее количество металла, т.е. должны быть сравнительно молодыми. Астрономы сделали из этого вывод, что большинство звезд Leo II образовалось около 8 миллиардов лет назад, причем процесс начался с внешних областей и продвигался по направлению к центру. Около 4 миллиардов лет назад он прекратился, за исключением, как это ни странно, самого центра галактики.   Чтобы выследить этот карликовый сфероид под номером два, начните с Зосмы [дельты (δ) Льва] в львином хвосте. Просматривая поле через искатель, переместитесь на градус северо-северо-восточнее к звезде 8-й величины, а затем еще на 45' дальше, к тесной паре солнц 9-й величины. Накрутите окуляр, обеспечивающий реальное поле порядка полградуса, и сдвиньте эти две звезды в восточную часть поля зрения. Кто бы мог подумать, красная звезда 8-й величины при этом переместится к западному краю. А между ними ищите астеризм из звезд от 11-й до 13-й величины, напоминающий яркие звезды Плеяд, то есть маленький ковшик с короткой рукояткой. Чаша расположена южнее, ручка — севернее. Используя этот крошечный узор в качестве ориентира, ищите в 4' к северо-западу от звезды-ручки нежное свечение. Это Leo II.   Выше: Leo II, зарисовка через 18-дюймовый (45,7 см) рефлектор автора.   Было несколько неудачных попыток, прежде чем я наконец нашел Leo II через свой 18-дюймовый телескоп в особенно ясный вечер несколько весен назад. На 171× он выглядел очень тусклым овальным диском, охватывающим примерно 6'×4', т.е. где-то вдвое меньше его полного размера на фотографиях. Повышение увеличения до 206× выявило более яркое ядро в сердце галактики, которое на меньшей мощности оставалось незамеченным.   Сравните мою зарисовку с выдающейся фотографией, сделанной модератором форума CloudyNights Дэном Кроусоном из О'Фаллона (Миссури). Конечный результат — это компиляция изображений, сделанных 1 марта, 2 марта и 29 апреля 2016 года в обсерватории Rancho Hidalgo на реке Анимас в Нью-Мексико. Он использовал камеру SBIG STF-8300M через 12-дюймовый (30 см) рефлектор f/8 Astro-Tech AT12RCT Ричи-Кретьена.   Выше: галактика Leo II, запечатленная Дэном Кроусоном, www.crowson.com.   Если присмотреться, можно заметить тусклый астероид, наложенный на правый нижний край галактики. В обсуждении на форуме CloudyNights он был условно идентифицирован как (27223) 1999 GC5 с блеском 17,5.     У вас есть свой интересный сложный объект? Я, как и другие читатели, буду рад узнать о нем, а также о том, что у вас получилось с испытанием этого месяца. Пишите сообщения в комментариях к статье или в обсуждении этой рубрики на форуме.   Помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!     Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com   Книга Фила Харрингтона "Cosmic Challenge", из которой выросла данная рубрика, доступна для приобретения.                
  4. Космический вызов: Leo II

    Апрель 2018 года   Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: гигантские телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше   Объект: карликовая галактика Leo II    Просмотреть полную статью
  5. Космический вызов: Leo I

    Апрель  Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: гигантские телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше Объект: Leo I  Просмотреть полную статью
  6. Космический вызов: Leo I

    Семь десятилетий назад, просматривая фотопластинку Паломарского обзора неба вокруг блистательного Регула во Льве, астрономы Роберт Харрингтон (мой однофамилец) и А. Дж. Уилсон заметили тусклое световое пятно всего в полутора секундах севернее звезды. Поначалу они подумали, что свечение — всего лишь внутренний блик в объективе, вызванный побочным звездным светом, но вскоре стало очевидно, что они обнаружили нечто очень реальное.   Выше: весенняя карта из книги Star Watch Фила Харрингтона демонстрирует положение сложного объекта этого месяца.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона. Кликните по ссылке, чтобы загрузить версию для печати.    Сегодня их находка известна нам как Leo I, одна из множества тусклых карликовых сфероидальных галактик, вращающихся вокруг Млечного Пути. Полная масса Leo I эквивалентна всего лишь 20 миллионам солнечных масс. Это капля в галактическом море по сравнению с Млечным Путем, который можно сравнить с 600 миллионами солнечных масс.   Карликовые сфероидальные галактики представляют собой нечто загадочное. Подобно эллиптическим галактикам, они демонстрируют очень мало признаков туманности или звездообразования. Звезды Leo I, как и многих других карликовых галактик,  содержат крайне малую долю тяжелых элементов, т.е. элементов тяжелее водорода и гелия. Это говорит о том, что звезды эти очень старые, ведь в молодых более тяжелые элементы присутствуют в изобилии. Карликовые галактики, однако, содержат необычайно много темной материи. Более того, несмотря на весовую категорию, в карликовых сфероидальных галактиках больше темной материи, чем у любого другого типа галактик во Вселенной.   В исследовании под названием «Приливная эволюция дисковых карликовых галактик в потенциале Млечного Пути: формирование сфероидальных карликов»*, которое было проведено Ярославом Климентовским из Астрономического центра Николая Коперника в Варшаве (Польша) и его коллегами, предполагается, что карликовые сфероидальные галактики начинают жизнь в гало темной материи. Время от времени карликовые галактики вращаются вокруг и проходят вблизи более крупных галактик, с которыми они связаны гравитационно. При каждом близком проходе карлик лишается некоторой части своей первоначальной массы, включая звездообразующую туманность. И хотя эти самоубийственные маневры срывают облака межзвездной материи, гало темной материи остается по большей части нетронутым.   В созвездии Льва есть две карликовые сфероидальные галактики под названием, соответственно, Leo I и Leo II. Найти Leo I не проблема: просто наведитесь на Регул и посмотрите на 20' севернее.   Что такое? Вы его не видите? Не удивлен. Хотя совокупный блеск Leo I составляет 10, его поверхностная яркость ближе к 15-й звездной величине. Этого удручающе низкого значения в паре с ослепительным блеском Регула достаточно, чтобы скрыть от взгляда Leo I. Так и произошло со всеми классическими наблюдателями, например Мессье, Мешеном и Гершелями.   Успешное обнаружение Leo I потребует небольшого планирования. Для начала переключитесь на достаточно высокое увеличение, чтобы можно было вывести Регул за пределы поля зрения. Однако не поддавайтесь искушению использовать слишком большое увеличение, потому что слабое свечение галактики легко растворяется в звездном фоне. Leo I охватывает около 10', т.е. в радиусе простирается примерно на 1/4 пути до Регула.   Имейте в виду, что после наведения на Регул ваш «рабочий глаз» больше не будет полностью адаптированным к темноте. Поэтому нацельтесь на Регул другим глазом и уберите звезду из поля прежде, чем переключитесь назад. А теперь сравните вид с моей зарисовкой ниже. Заметили пару звезд 12-й величины неподалеку от северо-восточного края галактики, а также треугольник из звезд с блеском 12 на северо-западе? Поместите их с краю поля, а затем медленно просматривайте область снова и снова, пока не увидите смутное овальное свечение галактики. Помните, что оно окажется довольно большим в поле зрения.   Выше: Leo I, зарисовка через 18-дюймовый (45,7 см) рефлектор автора.   Для наблюдения Leo I в мой 18- дюймовый рефлектор лучше всего подходит 10-мм окуляр Tele Vue Radian. Комбинация дает увеличение 206× с истинным полем зрения порядка 17'. И хотя Leo I занимает приличный кусок поля зрения, по краям остается достаточно открытого неба, чтобы идентифицировать галактику.   Выискивая Leo I, обратите внимание на IC 591, маленькую спиральную галактику всего в 15' западнее. Ищите крошечное тусклое пятнышко к западу от очень слабой звезды.   Используя правильный окуляр и зная поле, вы сможете сравнительно легко добавить этот объект в список своих побед. Но не будьте слишком самонадеянны. Обнаружение его брата, Leo II — даже более сложная задача. Однако оставим это для будущей статьи.   У вас есть свой интересный сложный объект? Я, как и другие читатели, буду рад узнать о нем, а также о том, что у вас получилось с испытанием этого месяца. Пишите сообщения в комментариях к статье или в обсуждении этой рубрики на форуме.   Помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!   *«Tidal Evolution Of Disky Dwarf Galaxies In The Milky Way Potential: The Formation Of Dwarf Spheroidals», Jaroslaw Klimentowski, Ewa L. Lokas, Stelios Kazantzidis, Lucio Mayer, and Gary A. Mamon [Mon.Not.Roy. Astron.Soc. 397 (2009)] .   Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com   Книга Фила Харрингтона "Cosmic Challenge", из которой выросла данная рубрика, доступна для приобретения.
  7. Есть одна тайна в созвездии Рыси. История пошла с 1790 года, когда Уильям Гершель открыл маленькое туманное свечение примерно в 2½° к северо-западу от звезды 27 Рыси. Позже он добавил его в список «очень тусклых туманностей» под номером 830 (сокращенно H-III-830), и судя по всему, отправился дальше, не заметив второго, более тусклого пятнышка точно на северо-востоке.   Этот второй объект 66 лет спустя обнаружил Уильям Парсонс, 3-й лорд Росс, в свой 72-дюймовый рефлектор «Левиафан». Позже оба объекта были включены в Новый общий каталог (NGC) Джона Дрейера. NGC 2474 описывается как «тусклая, довольно маленькая, удлиненная?, яркая середина, как очень маленькая звезда?, с большой звездой на севере». В описании NGC 2475 просто отмечено: «составляет двойную туманность с NGC 2474».   Выше: зимняя карта звездного неба из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона. Кликните по PK164+3.1_map_print.pdf, чтобы загрузить версию для печати.    Загадка NGC 2474 и 2475 окончательно оформилась в 1939 году, когда Ребекка Джонс и Ричард Эмберсон, астрономы из Гарвардской обсерватории, обнаружили на обзорных фотографиях планетарную туманность, которая находилась почти в тех же координатах, что и NGC 2474/2475. Туманность представляла собой крупное облако кольцевого типа, две доли которого были заметно более яркими.   Джонс и Эмберсон сообщили о своем открытии в статье «Новая большая планетарная туманность» в августовском выпуске бюллетеня обсерватории Гарвардского колледжа за 1939 год («A Large New Planetary Nebula»; Harvard College Observatory Bulletin No. 911, pp.11-13, August 1939):   «На одной из недавних фотопластин было обнаружено тусклое туманное кольцо, объединяющее два уплотнения — NGC 2474, зарегистрированное сэром Джоном Гершелем, и NGC 2475. Последнее было открыто лордом Россом, который описал его как двойную туманность, включающую объект Гершеля».   Упс. Мало того, что авторы приписали открытие NGC 2474 Джону Гершелю, а не Уильяму, они ошибочно сочли NGC 2474 и NGC 2475 единой планетарной туманностью.   Однако ошибку не замечали более 40 лет. Этого хватило, чтобы NGC 2474/75 была неправильно отнесена к планетаркам в оригинальном каталоге планетарных туманностей Перека и Когоутека (PK), а также в ряде других надежных источников.   После четырех десятилетий путаницы, во многом благодаря исследованию Рональда и Нэнси Бута из обсерватории Макдональд Техасского университета, мы узнали, что NGC 2474 и NGC 2475 представляют собой тесную пару эллиптических галактик, обнаруженных Гершелем и Парсонсом соответственно. Ищите их всего в 2,4' к юго-западу от золотой звезды SAO 26594 с блеском 9 (той самой «большой звезды» в описании NGC).   Характер объектов теперь установлен, но осталось некоторое несоответствие между их звездной величиной и визуальным проявлением. Обе галактики имеют фотографический блеск 14, при этом NGC 2474 достаточно яркая, чтобы ее можно было заметить в 8-дюймовый инструмент, а NGC 2475 требует как минимум 12 дюймов.   Те ли это галактики, что обнаружили Джонс и Эмберсон? Ответ на «загадку пропавшего рысёнка»* расположен на полградуса севернее. Там мы найдем планетарную туманность (настоящую планетарную туманность), которая сегодня обозначается как Jones-Emberson 1 и входит в пересмотренный каталог Перека-Когоутека под названием PK 164 + 31.1.   Нам легко критиковать Эмберсона и Джонс за их промашку, тем более, что они сознавали, что местоположение планетарки не вполне соответствует координатам NGC 2474. Но взгляните на туманность в гигантский любительский телескоп, и вы увидите ту же двойную туманность, о которой говорится в описании NGC. Как назло, PK 164 + 31.1 не типичная «кольцевая туманность», две ее яркие доли соединяются тусклыми противоположными дугами. Визуальное сходство с парой тусклых галактик не вызывает сомнений.   PK 164 + 3.1 заметна и в небольшие телескопы, однако чтобы наблюдать полное кольцо, берите максимально большую апертуру, которую можете задействовать. Вы найдете объект в 21' к западу от характерного трапецоида из звезд 9–11-й звездной величины. Используйте от 100× до 150×, чтобы увидеть полный охват, но выше не стремитесь, т.к. более высокое увеличение работает против планетарки. Что касается фильтров, то узкополосный фильтр для наблюдения туманностей увеличит шансы различить 360-градусное кольцо, а вот фильтр O-III скорее сведет их на нет. Боковым зрением я видел полное кольцо в мой 18-дюймовый телескоп на 121×. Две доли были заметны напрямую, южный узел выглядел наиболее ярко. Мне удалось уловить лишь мимолетный отблеск полного кольца, и то лишь боковым зрением.   Выше: PK 164 + 31.1, зарисованная через 18-дюймовый рефлектор автора.   У вас есть свой интересный сложный объект? Я, как и другие читатели, буду рад узнать о нем, а также о том, что у вас получилось с испытанием этого месяца. Пишите сообщения в комментариях к статье или в обсуждении этой рубрики на форуме.   Помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!   * «Пропавший рысёнок», The missing lynx — название 3D-мультфильма. Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com   Книга Фила Харрингтона "Cosmic Challenge", из которой выросла данная рубрика, доступна для приобретения.
  8. Февраль   Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше Объекты:  NGC 2474 и NGC 2475, PK 164 + 31.1 Просмотреть полную статью
  9. Космический вызов: Pease 1

    Из более чем 130 шаровых скоплений, гравитационно связанных с галактикой Млечный Путь, лишь четыре содержат планетарные туманности. Наиболее известным примером пары планетарка/шаровик является  Pease 1, которая расположена в пределах M15 в Пегасе. Это и есть космический вызов текущего месяца.   Выше: летняя карта звездного неба из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона. Кликните по Pease1_map.pdf, чтобы открыть версию для печати.   Pease 1 стала первой планетарной туманностью, обнаруженной в шаровом скоплении. Было это в 1927 году, когда Фрэнсис Глэдхейм Пиз различил ее на фотографии, сделанной с помощью 100-дюймового рефлектора Хукера в обсерватории Маунт-Вилсон в Калифорнии. В докладе «Планетарная туманность в шаровом скоплении Мессье 15», который был опубликован в следующем году в трудах Астрономического общества западных штатов США, Пиз отметил, что «через Пулковский ультрафиолетовый цветной фильтр звезда Küstner 648, имеющая фотографическую звездную величину 13,78, выглядит очень яркой по сравнению с окружающими звездами». На изображениях в видимой части спектра Küstner 648 и окружающие звезды выглядели идентично, что и вызвало любопытство Пиза. Он вернулся к М15 год спустя, чтобы провести спектроскопические исследования этой интригующей находки. Результаты не оставляли сомнений. Пиз была планетарной туманностью.   Упомянутый Пизом Küstner — это немецкий астроном Фридрих Кюстнер, опубликовавший статью под названием «Der kugelfoermige Sternhaufen Messier 15» («Шаровое звездное скопление Мессье 15»; Veröffentlichungen der Universitäts-Sternwarte zu Bonn, No. 15, Bonn: F. Cohen, 1921) за семь лет до того, как было подробно изучено внутреннее строение M15. Кюстнер описал множество звезд скопления, но не смог распознать уникальность звезды под номером 648. Вот почему, несмотря на правильное обозначение планетарной туманности Pease 1 (или, если угодно, PK 65- 27.1 в каталоге Перека-Когоутека), некоторые источники указывают ее как K648.   Является ли Pease 1 истинным членом M15 или просто находится на той же линии взгляда? Были прецеденты такой «несуществующей команды». Вспомним хотя бы планетарную туманность NGC 2438, расположенную на фоне рассеянного скопления M46 в зимней Корме. Но в отличие от той, случайной встречи, исследования радиальных скоростей Пиз 1 и звезд M15 показывают, что они перемещаются практически с одинаковой скоростью. Это позволяет сделать вывод, что они расположены на одинаковом удалении. В пользу этого свидетельствует и спектроскопический анализ, который демонстрирует, что распространенность и типы элементов в Pease 1, включая заметный недостаток металлов, соответствуют показателям звезд скопления. Опираясь на эти результаты, сейчас в основном  допускают, что Pease 1 гравитационно связана с M15. Но скептики утверждают, что планетарные туманности вряд ли могли выдержать — по крайней мере долго — гравитационное взаимодействие с близлежащими звездами скопления. Гравитация практически сразу разорвала бы тонкое облако. Почему этого не произошло до сих пор, неизвестно.   Найти M15 легко, поскольку оно расположено всего в 4° к северо-западу от Энифа [эпсилон (ε) Пегаса] — звезды, обозначающей нос Пегаса. А прямо на западе от скопления находится звезда 6-й величины, которая тоже помогает определить его местоположение. На самом деле, через искатель пара выглядит похожей на двойную звезду, хотя М15 будет выглядеть расплывчатым даже на малых увеличениях.   Различить Pease 1 в этом огромном звездном мегаполисе — совсем другое дело. Туманность достаточно яркая, чтобы можно было увидеть ее в телескопы больше 15 дюймов (38 см) на небе с предельной звездной величиной для невооруженного глаза 5,0, однако выделить ее среди всех звезд — сложная задача. К счастью, Pease 1 слегка смещена от плотного центра скопления. Поисковая карта выше с веб-сайта Дуга Снайдера blackskies.org поможет нам в поисках. (К слову, те из вас, кто знаком со страничкой Снайдера, знают, что она уже довольно давно не работает. Снайдер писал, что у него проблемы со здоровьем, но когда-нибудь в будущем он надеется перезапустить свой сайт. Приведенная мной ссылка ведет к архивной копии страницы, сделанной 27 марта 2014 г.)   Чтобы помочь вам в погоне за Pease, я позаимствовал у Адама Блока фотографию М15. Я изменил ее ориентацию в соответствии с таблицей выше и снабдил обозначениями тех же звезд.   Предоставлено Адамом Блоком/NOAO/AURA /NSF http://www.caelumobservatory.com/obs/m15.html   Чтобы рассмотреть Pease 1, требуется увеличение не меньше 300×, так что если небо не достигло исключительной прозрачности и устойчивости, дождитесь другой ночи. Выделите время, чтобы повернуть карту в соответствии с тем, что вы видите в окуляре, и понять масштаб карты относительно того, что показывает телескоп.   Когда всё будет готово, ищите примерно на полпути к северо-западной границе скопления заметный трапецоид из звезд 14-й величины, обозначенный на карте литерой А. (Обозначения звезд в этой статье соответствуют тем, что указаны на сайте Снайдера, чтобы немного упростить перекрестные ссылки.) Видите его? Если да, то прямо к востоку от него ищите прямоугольный треугольник из тусклых звезд, обозначенных литерами B, C и D. Продлив линию от звезды А в трапеции через D, вы доберетесь до звезды E, которая находится примерно в 20 угловых секундах юго-восточнее. Продлите эту линию мимо E еще на 28" к маленькому узелку звезд.   Оказавшись здесь, обратитесь за помощью к фильтру OIII. Вводите и выводите фильтр из поля зрения, и звезды в скоплении станут достаточно тусклыми, чтобы планетарка выделилась из толпы. Только это позволило мне увидеть планетарную туманность на небе с предельной звездной величиной для невооруженного глаза 5,0, притом что она оставалась абсолютно не отличимой от звезд в мой 18-дюймовый телескоп даже на 514×. Метод фильтра  снаружи и внутри, который подробно обсуждался в августовском выпуске 2016 года, избавит вас от сомнений по поводу того, какая из точек является планетарной туманностью.   У вас есть свой интересный сложный объект? Я, как и другие читатели, буду рад узнать о нем, а также о том, что у вас получилось с испытанием этого месяца. Пишите сообщения в комментариях к статье или в обсуждении этой рубрики на форуме.   Помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!   Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com   Книга Фила Харрингтона "Cosmic Challenge" — предтеча данной рубрики — доступна для приобретения
  10. Космический вызов: Pease 1

    октябрь 2016   Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше   Объект: планетарная туманность Pease 1 (Пиз 1) Просмотреть полную статью