Фил Харрингтон

Autors
  • Content count

    111
  • Joined

  • Last visited

    Never

Community Reputation

88 Excellent

1 Follower

About Фил Харрингтон

  • Rank
    Advanced Member

Profile Information

  • Пол Мужской
  • Страна США
  1. Симеиз 57 (Simeis 57) — одна из самых интригующих эмиссионных туманностей в небе позднего лета, но она почти неизвестна визуальным наблюдателям. Однако фотографы знают ее как пару противонаправленных дуг красноватого света, одна из которых простирается на север, а другая — на юг. Это выглядит так, будто они симметрично вращаются вокруг общего центра. Необычный вид стал поводом для двух прозвищ этого объекта: туманность Пропеллер или туманность Садовый Разбрызгиватель.   Выше: летняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца. Кликните по ссылке, чтобы загрузить версию для печати.   Весь комплекс был обозначен Симеиз 57, после того как был открыт в начале 1950-х годов Г.А. Шайном и В.Ф. Газе в Крымской астрофизической обсерватории в Симеизе, Россия. Их результаты были опубликованы в журнале «Известия Крымской астрофизической обсерватории», хотя и не стали широко известны за пределами Советского Союза, вероятно, из-за холодной войны, которая в то время была в самом разгаре.   Позже каждая часть Симеиз 57 получила отдельное обозначение в различных каталогах. Южная лопасть пропеллера стала называться DWB 111 после статьи 1969 года с подробным описанием области Лебедь-Х, написанной Х. Диккель, Г. Вендкером и Й. Биритцем, которая появилась в журнале Astronomy & Astrophysics (A & A, т. 1, стр. 270–280). В той же статье северная лопасть была указана как DWB 119. Более тусклые части получили другие номера DWB. Но в наши с вами цели входит лишь попытка увидеть сам пропеллер. Это достаточно сложно. (На заметку: в качестве более современного обзора о физике Симеиз 57, читайте статью The peculiar nebula Simeis 57-I. Ionized gas and dust extinction, также опубликованную в Astronomy & Astrophysics [A & A т. 398, стр. 1063–1071].)   Как и в случае множества эмиссионных туманностей (или зон H II, если угодно), туманность Пропеллер очень трудно увидеть одним лишь глазом. Это потому, что ее первичное излучение находится в красной части видимого спектра, в которой наши глаза практически слепы при условии слабого освещения, ненамного более тусклого, чем Симеиз 57.   Лопасти пропеллера охватывают около 20', поэтому чтобы втиснуть их в одно поле зрения, выберите окуляр с фактическим полем не менее половины градуса. Современная ультраширокая оптическая схема с видимым полем 80° и выше лучше, чем, скажем, более привычный Плёссл, так как ее широкое видимое поле обеспечивает и большее увеличение для данного фактического поля. Это важно, поскольку большее увеличение создает лучший контраст изображения.   Чтобы еще больше повысить контраст, поэкспериментируйте с различными фильтрами для наблюдения туманностей. Не хочу, чтобы у вас сложилось предвзятое мнение, но узкополосные фильтры (типа UHC) и O-III вроде бы дают небольшой положительный эффект. С другой стороны, фильтр Водород-бета (Hβ), который редко помогает объектам за пределами туманности Конская Голова, обычно оказывается здесь лучшим выбором. Но опять же, попробуйте сами каждый фильтр и посмотрите, какой из них обеспечит наилучший результат.   Пропеллер находится в 5° юго-западнее Денеба [альфы (α) Лебедя], точно к западу от прямоугольного треугольника из звезд 7-й величины SAO 49403, 49413 и 49418. И хотя этот треугольник очевиден в искатель 8×50, прикрепленный к моему 18-дюймовому телескопу, сам Пропеллер требует лучшего неба, чем то, на которое я могу рассчитывать в своей пригородной обсерватории. Однако под небом с предельной звездной величиной для невооруженного глаза 6,5, после внимательного поиска 18-дюймовый телескоп на 94× с установленным Hβ-фильтром обнаруживает очень мягкое свечение.   Выше: вид Симеиз 57 через 18-дюймовый (46см) рефлектор автора   Из двух лопастей северная, DWB 119, производит на меня впечатление чуть более очевидной. Она расположена точно северо-западнее треугольника. Мои заметки напоминают о мягчайшем свечении, нежной вогнутой дуге, открывающейся на запад. Две близко расположенные звезды 12-й величины находятся примерно по центру длины дуги, а звезда 11-й величины отмечает ее северный конец.   Южная лопасть (DWB 111) — более сложная добыча. Ищите тесную пару звезд 9-й величины западнее ее; они являются удобным ориентиром, почти таким же, как 52 Лебедя для NGC 6960, одной из частей туманности Вуаль. DWB 111 — это зеркальное отображение DWB 119, ее кривая открывается на восток, примерно в направлении прямоугольного треугольника из звезд.   Интересуетесь охотой на другие объекты Симеиз? Несколько лет назад пользователь Cloudy Nights с ником ngc4565adam создал тему на форуме Deep Sky, задав вопрос о каталоге. Пара Стивов (Сэйбер и Готтлиб) опубликовали ответы. Первый Стив (Сэйбер) поделился ссылкой на SIMBAD, в которой содержится 231 запись, а второй (Готтлиб) предложил ссылку на список публикаций о Симеиз. Стоит посетить и тему, и ссылки.       Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com
  2. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: гигантские телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше   Объект: эмиссионная туманность Simeis 57 Просмотреть полную статью
  3. Каждый раз, когда меня просят назвать любимые шаровые скопления, первым в моем списке стоит M22 в Стрельце. Я считаю его более впечатляющим, чем M13 в Геркулесе. Всё, что требуется, чтобы звездная сокровищница распалась на мириады тусклых точек вокруг плотного ядра, это 4-дюймовая (10,2 см) апертура. В телескоп 10–14 дюймов это удивительное зрелище.   Выше: летняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона. Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца.    M22 находится в самой гуще событий, недалеко от галактического центра Млечного Пути, так что оно в богатом окружении. В 10–14-дюймовые телескопы достойную конкуренцию ему составляет интересующая нас планетарная туманность — IC 4732. IC 4732 находится всего в 1,4° к северо-северо-западу от M22. Ее диск с блеском 12,1 сложно выделить из кучи фоновых звезд. Сложно, но не невозможно.   Чтобы найти IC 4732, установите широкоугольный окуляр и поместите M22 в центр поля зрения. От середины шаровика сдвиньтесь на половину градуса севернее к звезде SAO 187033 9-й величины, а затем еще на полградуса дальше на север к SAO 187032, также 9-й величины. Наконец, сместитесь еще на полградуса в северо-западном направлении к SAO 187000 8-й величины. Последнюю звезду поместите на северо-западе поля зрения, тогда IC 4732 окажется рядом с его центром, всего в 2' восточнее звезды SAO 186976 10-й величины.   Несколько лет назад под спокойным пригородным небом мой старый 13,1-дюймовый (33 см) рефлектор на 214×выделил ее из окружения, благодаря методу «фильтр снаружи и внутри». Нацельте телескоп на поле, в котором предположительно содержится IC 4732, поместите фильтр между окуляром и глазом и внимательно смотрите. Поочередно вводя и выводя фильтр из оптической системы, вы увидите «мигание» планетарной туманности. Звезды как объекты широкополосного излучения будут тускнеть более заметно, чем планетарка, которая концентрирует выбросы своей энергии лишь в узкой части видимого спектра. Быстро вводите и выводите фильтр, проверяя каждую звездную точку, которую встретите, и у планетарки не останется другого выхода кроме как проявить себя. Я добился наибольшего успеха с фильтром OIII.   Независимо от используемого инструмента и увеличения, IC 4732 будет выделяться ненамного лучше, чем точка тусклого света. Она относится к «звездоподобному» классу 1 по шкале морфологии планетарных туманностей Воронцова-Вельяминова, созданной в 1934 году, что указывает на то, что даже профессионалы не могут разрешить ее диск за пределы небольшой сферы. Для тех, кто не в курсе, система оценки планетарных туманностей Воронцова-Вельяминова была разработана российским астрофизиком Борисом Воронцовым-Вельяминовым (1904–1994). Его шестибалльная система, описывающая морфологию планетарных туманностей, приведена в таблице ниже.   1. Звездоподобный вид 2. Гладкий диск (a — с увеличением яркости к центру; b — равномерной яркости; c — со следами кольцевой структуры) 3. Неравномерный диск (a — очень неравномерное распределение яркости; b — со следами кольцевой структуры) 4. Кольцевая структура 5. Неправильная форма, сходство с диффузной туманностью 6. Аномальная форма   Планетарные туманности с более сложными структурами описываются с помощью комбинации классов. Например, M27 — туманность Гантель в Лисичке — относится к типу «4 + 3a» из-за сложной морфологии своего диска.   Немногие любители сумели различить IC 4732, но еще меньше людей могут заявить, что видели ее центральную звезду с удручающим блеском 16,6.    Выше: IC 4732, зарисованная через 18-дюймовый (46см) рефлектор автора.   Другая планетарная туманность, расположенная всего в 14' к востоку-юго-востоку от IC 4732, станет для вас еще большим вызовом. PK 10-6.2 диаметром всего 8" имеет фотографическую звездную величину 15,1. Она относится к классу 2 и выглядит похожей на звезду, даже если наблюдать на увеличении выше 400×. Опять же, попробуйте идентифицировать ее методом фильтра снаружи и внутри.   Пока мы неподалеку, не забудьте проверить шаровое скопление 9-й величины NGC 6642. Возможно, вы уже заметили его, когда двигались от M22 к IC 4732. В мой 10-дюймовый рефлектор NGC 6642 выглядит как маленький хлопковый шарик с несколькими тусклыми точками 13-й и 14-й величины по краям.   Есть и планетарная туманность, спрятанная среди звезд M22, но я сомневаюсь, что PK 9-7.1 можно увидеть через 10–14-дюймовые инструменты. Оставим ее на потом.   До следующего месяца, и помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!    Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com
  4. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: большие телескопы от 10 до 14 дюймов (25–36 см)   Объект: планетарная туманность IC 4732 Просмотреть полную статью
  5. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: телескопы от 6 дюймов (15 см) до 9,25 дюйма (23,5 см) Объект: кратеры Армстронг, Олдрин и Коллинз Просмотреть полную статью
  6. В прошлом месяце я попросил вас найти все шесть посадочных площадок «Аполлонов». В этом месяце, чтобы отметить 50-ю годовщину исторической посадки и лунной прогулки Нила Армстронга и Эдвина Олдрина, мы возвращаемся в Море Спокойствия, зону высадки «Аполлона-11», чтобы найти три небольших кратера, названных именами членов команды этой исторической миссии.   Выше: кратеры Араго, Маннерс, Риттер, Сабин и Дионисий, структура Ламонта и посадочная площадка «Аполлона-11». Источник: НАСА / LRO_LROC_TEAM   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца. Объекты расположены в районе Моря Спокойствия Причина, по которой вы сейчас читаете эту статью, в том, что я являюсь продуктом космической гонки 1960-х годов, когда Соединенные Штаты и бывший Советский Союз сражались друг с другом за господство в космосе. Цель, поставленная президентом Джоном Ф. Кеннеди в 1961 году, состояла в том, чтобы к концу этого десятилетия «посадить человека на Луну и благополучно вернуть его на Землю». Это казалось невозможным, учитывая, что в то время мы всего лишь задели космическое пространство суборбитальным полетом Алана Шепарда. Но восемь лет спустя, пусть и посмертно, мечта Кеннеди была реализована, когда Нил Армстронг сделал тот самый «маленький шаг для человека и огромный скачок для человечества». Это был один из тех исторических моментов, когда, прожив их, точно помнишь, где находился в это время. Я? Я был прикован к экрану телевизора (у нас он был даже цветной, но камера «Аполлона-11» была  черно-белой) в гостиной дома моего детства в Роуэйтоне, штат Коннектикут. Меня зацепило на всю жизнь.   Имена трех астронавтов «Аполлона-11» теперь навсегда увековечены на поверхности Луны в виде трио маленьких кратеров, расположенных неподалеку от места посадки миссии у юго-западного берега Моря Спокойствия. Самый большой из них, названный в честь командира миссии и первого человека на Луне Нила Армстронга, занимает всего 4,8 км в поперечнике, так что потребуется высокое увеличение и устойчивая видимость, чтобы была хоть какая-то надежда их разглядеть. Кратеры астронавтов видят первый свет через пять ночей после новолуния или, если вы человек утренний, то через 4 ночи после полнолуния. Однако лучшая возможность их найти будет ночь спустя, когда Солнце поднимется достаточно высоко, чтобы осветить и пару двойных кратеров западнее. Эти два кратера, Риттер [диаметром 30,6 км] и Сабин [диаметром 29 км], опираются на береговую линию Спокойствия, прячась в юго-западном углу Моря.  Поместив Риттер и Сабин в поле зрения, переключитесь на 200× и просматривайте местность к востоку от последнего. Ищите одинокий кратер Маскелайн примерно в 9 кратерных диаметрах восточнее Сабина. Кратер Армстронг расположен почти ровно между ними. Продолжив просмотр в обратном направлении, в сторону Сабина, вы найдете второй кратер чуть меньшего размера. Это Коллинз диаметром 3,2 км. Наименее различимый из трех, Олдрин, тоже занимает 3,2 км в поперечнике и находится примерно на полпути между Коллинзом и Сабином. Все три кратера «Аполлона» расположены практически на одинаковом расстоянии, Армстронг и Коллинз немного ближе друг к другу, чем Коллинз и Олдрин. Глядя на них, прочертите в уме эту знаменитую линию и попробуйте осознать историю, которую видела эта местность. «Хьюстон, здесь База Спокойствия. Орел сел». База спокойствия находится примерно в 22,5 км к юго-западу от Коллинза.   Еще в марте 2018 года пользователь Cloudy Nights Том Гленн поделился на форуме Solaris Imaging & Processing замечательными фотографиями этого региона, которые он сделал с помощью Celestron C9.25 Edge HD и камеры ASI224mc. Помимо получения великолепных фотографий, Том подготовился и предоставил ссылки на различные изображения НАСА. Советую вам посетить обсуждение, если вы этого еще не сделали. Мне особенно нравится кадрированный крупный план, демонстрирующий три интересующих нас кратера, а также необычный тройной кратер под названием Кошачья Лапка. На моей карте выше Кошачья Лапка — это маленькая ямка чуть выше и левее (северо-западнее) отметки Базы Спокойствия. Том отмечает, что Кошачья Лапка — единственная лунная деталь, которую астронавты видели на поверхности и которую мы тоже можем увидеть через любительские телескопы, но это сложно! Получится ли у вас различить ее?   Выше: пара изображений района посадки «Аполлона-11», снятых Томом Гленном. На верхнем изображении показаны три кратера, названные в честь астронавтов, а на нижнем — кадрированный крупный план Кошачьей Лапки и ее расположение относительно Базы Спокойствия. Источник: Том Гленн. Используется с разрешения автора.   Выше: этот крупный план Кошачьей Лапки и кратера West был сделан с лунной орбиты японским космическим кораблем SELENE (более известным в Японии под названием «Кагуя»). «Аполлон-11» прилунился к западу (слева) от кратера West в области, которая выглядит относительно яркой. Источник: НАСА   Выше: холмы Кошачьей Лапки (край кратера), вид с лунной поверхности. Источник: НАСА   Прежде чем я закончу, разрешите мне небольшую рекламу книги, на которой базируется эта рубрика. Мой издатель, издательство Кембриджского университета, выпустил вторую, пересмотренную версию Cosmic Challenge: The Ultimate Observing List for Amateurs. В ней представлены обновленные табличные данные и карты для нахождения различных объектов Солнечной системы, таких как Плутон и Веста, и улучшенные версии моих многочисленных окулярных зарисовок, которые дополняют каждый из 187 челленджей, охватывающих более 500 отдельных объектов. Книга доступна на Amazon.com, а также в «лучших книжных магазинах повсюду».   Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com  
  7. Июнь 2019 Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: телескопы от 2 дюймов (5 см) до 5 дюймов (13 см) Объект: места посадок космических кораблей «Аполлон» Просмотреть полную статью
  8. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: телескопы от 2 дюймов (5 см) до 5 дюймов (13 см)   Объект: места посадок космических кораблей «Аполлон»   В период с июля 1969 года по декабрь 1972 года шесть групп астронавтов Соединенных Штатов пересекли разрыв между Землей и Луной, чтобы высадиться и прогуляться по этому далекому миру. Вы когда-нибудь посещали их посадочные площадки? Если нет, давайте сделаем это сейчас. Выше: логотип космической программы «Аполлон». Источник: НАСА Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца.    Начнем с Аполлона-11 и «Базы Спокойствия». Темно-серые очертания Моря Спокойствия выглядят с Земли почти идеально круглыми. Лучшее время для наблюдения Моря Спокойствия — в фазе растущей Луны, примерно через 5,5-6 дней после новолуния. «Аполлон 11» совершил посадку возле юго-западного берега, к востоку-юго-востоку от кратеров Риттер и Сабин, пятьдесят лет назад, 20 июля 1969 года. «Орел [позывной лунного модуля миссии] сел!»   Безусловно, главная цель миссии «Аполлон-11» очевидна. По словам покойного президента Джона Ф. Кеннеди: «Высадить человека на Луну и благополучно вернуть его на Землю». Но были и научные цели. Понятно, что первой целью было собрать образцы лунной поверхности. Астронавты Нил Армстронг и Эдвин Олдрин собрали 49 фунтов (22 кг) образцов горных пород и грунта во время своего единственного 2,5-часового лунного похода, или EVA (Extra-Vehicular Activity — деятельность вне космического корабля), а также разместили комплект научных инструментов для исследования лунной поверхности (ALSEP — TheApollo Lunar Surface Experiments Package) для проверки состава солнечного ветра, измерения сейсмической активности и определения точного расстояния до Луны. Последний, так называемый лазерный ретрорефлектор-дальномер, до сих пор используется, как и аналогичные комплекты, оставленные Аполлонами 14 и 15. Также во время исследования астронавты подробно фотографировали лунную местность.   Аполлон-12 совершил посадку в Океане Бурь в ноябре 1969 года. Океан Бурь, доминирующий в фазе растущей Луны, охватывает более миллиона квадратных миль лунной поверхности. Точное место посадки миссии находится к юго-востоку от кратера Лансберг, который, в свою очередь, расположен юго-юго-западнее известного кратера Коперник. Эта местность видит восход солнца через две ночи после первой четверти. Наблюдайте, как солнечный свет омывает резко очерченные стены Коперника, захватив могучий центральный пик, прежде чем соскользнуть на дно кратера. Сделайте отметку в календаре, чтобы вернуться сюда через несколько ночей, когда на темном фоне моря раскроется сверкающая лучевая система Коперника. Этот звездчатый узор очевиден даже в самый скромный бинокль.   Точка посадки «Аполлона-11» оказалась примерно в четырех милях от расчетного места, а вот десантный экипаж «Аполлона-12» в составе Пита Конрада и Алана Бина действительно достиг цели. Они высадили лунный модуль «Интрепид» всего в 53 футах от беспилотного космического корабля «Сервейер-3», который США отправили 2,5 года назад. Помимо сбора еще большего числа лунных образцов одной из ключевых задач миссии было вернуть компоненты данного корабля. Это позволило инженерам и материаловедам изучить влияние суровых лунных условий на эти детали. Кстати, существует многолетняя городская легенда о том, что исследователи, изучавшие камеру «Сервейер-3», которая была одним из компонентов, возвращенных для исследования, обнаружили в ней признаки наличия микроорганизмов, которые предположительно попали туда до запуска в 1966 году. Эта «фейковая новость» до сих пор гуляет по интернету, хотя оказалось, что микроорганизмы (Streptococcus Mitis) загрязнили камеру после ее возвращения на Землю «Аполлоном-12», как сообщается в архивном исследовании. (Нажмите «++ — Description Continues», чтобы прочитать краткое резюме, где указано: «...может быть результатом случайного загрязнения материала после его возвращения на Землю».)   После почти катастрофической миссии «Аполлон-13» в апреле 1970 года мы вернулись на Луну спустя 10 месяцев с миссией Аполлон-14. Местом его посадки был холмистый район, известный как Фра Мауро. Фра Мауро находится недалеко от юго-восточного берега Океана Бурь, восточнее «Аполлона 12». Фра Мауро переживает восход солнца через сутки после первой четверти.   Это место было выбрано, поскольку предположительно образовалось из обломков, оставшихся от того же столкновения, которое привело к формированию Моря Дождей. Образцы, доставленные «Аполлоном-14», показали, что Морю Дождей не более 4,25 миллиарда лет.   «Аполлон-14» стал возвращением в космос первого американского астронавта, Алана Б. Шепарда-младшего. Почти ровно за 10 лет до этого Шепард был пилотом первой миссии «Меркурий», осуществив суборбитальный полет на корабле, известном как Freedom7. Служа командиром «Аполлона-14», Шепард и пилот лунного модуля Эдгар Митчелл совершили посадку 5 февраля 1971 года. На поверхности Шепард произвел свой знаменитый удар по мячу для гольфа, используя импровизированную клюшку, сделанную из  головки айрон №6 Wilson Staff, прикрепленной к инструменту для сборки образцов, который он должен был использовать на Луне.   30 июля 1971 года астронавты Аполлона-15 Дэвид Скотт и Джеймс Ирвин совершили посадку рядом с бороздой Хэдли и Апеннинскими горами. Лунные Апеннины отмечают юго-восточный край Моря Дождей и находятся к югу от заметного треугольника кратеров, образованного Аристиллом, Автоликом и Архимедом. В ночь после первой четверти все три кратера располагаются возле лунного терминатора, или линии восхода солнца.    «Аполлон-15» использовал лунный модуль второго поколения, позволяющий взять с собой первый лунный автомобиль. Во время трех выходов в открытый космос Скотт и Ирвин проехали на нем 17,5 миль. В ходе этого процесса они собрали более 170 фунтов лунных образцов, в том числе столбик грунта примерно на 10 футов ниже лунной поверхности, и установили приборы ALSEP своей миссии. Один из доставленных камней стал известен как Камень Бытия, древнейший образец возрастом примерно 4,1 миллиарда лет.   Управляемый командиром Джоном Янгом и пилотом лунного модуля Чарльзом Дьюком, Аполлон 16 совершил посадку к северу от кратера Декарт в высокогорье южнее Моря Спокойствия 20 апреля 1972 года. К востоку от места посадки расположены кратеры Теофил и Кирилл, а к западу примерно на таком же расстоянии — Альбатегний. Для наблюдения этой местности идеально подходит ночь перед первой четвертью. Западнее Альбатегния еще три поразительных кратера, которые почти соприкасаются друг с другом, — Птолемей, Альфонс и Арзахель — видят восход солнца следующей ночью.   Место посадки «Аполлона-16» в лунном нагорье было выбрано таким образом, чтобы астронавты могли собрать геологически более древний лунный материал, чем в лунных морях, где садились Аполлоны 11, 12 и 15. В течение трех выходов из корабля Янг и Дьюк проехали на втором лунном автомобиле 16,6 мили (26,7 км). По пути они собрали 211 фунтов (95,8 кг) лунных образцов для возвращения на Землю. Эти образцы доказали, что данная местность не имела вулканического происхождения, как предполагалось ранее.   Посадка Аполлона-17 в декабре 1972 года ознаменовала конец эры Аполлонов. Мы найдем ее место возле гор Таурус, которые образуют восточный край Моря Ясности. Лучшее время для осмотра этого района — начиная с третьих суток после новолуния и несколько последующих ночей. Посадочная посадка Таурус-Литтров была выбрана, поскольку позволяла убить двух зайцев, предлагая сочетание высокогорья и низменности.   Командир миссии Юджин Сернан и пилот Харрисон Шмитт исследовали регион с помощью третьего лунного автомобиля, преодолев 22,3 мили (35,9 км) за три выхода из корабля. В процессе они собрали рекордные 243,7 фунта (110,5 кг) образцов. Шмитт особенно хорошо знал, что искать, поскольку был единственным обученным геологом, ходившим по лунной поверхности.   Последним человеком, который ходил по Луне, стал Сернан. Прежде чем подняться по лестнице обратно в лунный модуль, 14 декабря 1972 года он произнес последние слова с поверхности: «...делая последний шаг человека с поверхности, отправляясь домой, чтобы когда-нибудь вернуться — хочется верить, в не очень далёком будущем — я бы просто хотел [сказать] то, что, как я думаю, останется в истории. Что сегодняшний вызов Америки определил будущие судьбы человечества. И покидая Луну в Таурус-Литтров, мы уходим так же, как пришли и, с Божьей помощью, вернёмся — с миром и надеждой для всего человечества. Удачи экипажу «Аполлона-17».   Мне очень грустно, что почти полвека спустя Юджин Сернан всё еще остается последним человеком на Луне. Когда мы вернемся на Луну? Кто следующим ступит на поверхность и будет ходить в тени наших героев «Аполлона»? Время покажет. Но даже несмотря на то что в обозримом будущем мы по-прежнему будем ограничены нашей планетой, в этом месяце есть возможность вновь пережить магию исторической программы «Аполлон», готовясь отметить полувековой юбилей Аполлона-11 в июле. Посетите каждую из посадочных площадок с телескопом. А затем приготовьтесь, потому что в следующем месяце мы вернемся, чтобы более детально изучить место посадки «Аполлона-11» и три памятных кратера поблизости.   Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com
  9. Май    Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: телескопы от 6 дюймов (15 см) до 9,25 дюймов (23 см)   Объект: Спиральные рукава М51 Просмотреть полную статью
  10.   Из тысяч спиральных галактик, заметных в дворовые телескопы, одна стоит особняком над остальными с точки зрения визуального интереса — M51, знаменитая галактика Водоворот в Гончих Псах. Всё сложилось в пользу M51. Мы видим ее ориентированной почти плашмя, гало спиральных рукавов яркое и усыпано звездными облаками и обширными регионами туманностей. А еще она завела друга в виде маленькой галактики-компаньона, которую можно увидеть даже в бинокль (гигантский).    Выше: весенняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона.    Первым, кому попалась на глаза галактика Водоворот, был Шарль Мессье, случайно наткнувшийся на нее 13 октября 1773 года. Его заметки говорят об «очень тусклой туманности без звезд». Тот факт, что он упомянул о ней в единственном числе, указывает на то, что он видел лишь яркое ядро самой M51 и не заметил ее меньшего спутника, NGC 5195. Открытие последнего приписывается другу и современнику Мессье Пьеру Мешену, который зарегистрировал двойное ядро 21 марта 1781 года.   Первый намек на то, что внутри M51 можно увидеть больше, чем просто пару туманных пятен, дало наблюдение Джона Гершеля 26 апреля 1830 года. Через свой телескоп 18,7-дюймов Гершель зарегистрировал «очень яркое круглое ядро, окруженное на расстоянии туманным кольцом». На сделанном им более позднем рисунке зафиксировано большое яркое ядро идеально по центру более тусклого окружающего кольца. Компаньон, NGC 5195, также показан круглым, но по размеру он меньше ядра M51 и расположен за пределами таинственного кольца. Позднее Гершель размышлял:   Предположим, кольцосостоит из звезд. Вид, который предстанет перед зрителем, находящимся на планете, сопровождающей одну из них, расположенную в северной стороне относительно центральной массы, будет в точности похож на наш Млечный Путь. Он совершенно аналогичным образом пересекает небосвод из крупных звезд, на который проецируется центральное скопление, и из-за своей удаленности выглядит состоящим из звезд намного меньших, чем звезды в других частях неба. Возможно ли, что у нас есть система-побратим, имеющая реальное физическое сходство и высокую аналогию структуры с нашей собственной?   Пятнадцать лет спустя, весной 1845 года лорд Росс в ирландском замке Бирр смог разложить загадочное туманное кольцо Гершеля до структуры вертушки. Нацелившись на него через свой недавно построенный 72-дюймовый рефлектор «Левиафан», на то время самый большой телескоп в мире, лорд Росс увидел «спиральные изгибы; при последующем увеличении оптической силы структура стала более сложной. Связь компаньона с большой туманностью не подлежит сомнению; наиболее заметная из спирального класса». Позже, в 1861 году, лорд Росс отметил, что «внешнее ядро несомненно спиральное с закруткой влево».   Слева: воспроизведенный Джоном Гершелем вид М 51 через рефлектор 18,7 дюймов. Справа: вид  M51 в 72-дюймовый «Левиафан» лорда Росса.   Для общего представления об истории открытия спиральной структуры M51 я рекомендую прочитать The First Drawing of a Spiral Nebula Майкла Хоскина. Его статья 1982 года появилась в Journal for the History of Astronomy, том13.   Обнаружение спиральной структуры потребовало 72-дюймовой апертуры, однако знание о ее существовании дает вам и мне неоспоримое преимущество. Намеки на вертушечную конструкцию M51 были зарегистрированы с помощью телескопов размером всего 4 дюйма в поперечнике, правда, наблюдателями с исключительно острым зрением и при экстраординарных условиях неба. Для меня эти сообщения абсолютно удивительны, поскольку обнаружение спиральной структуры через мой собственный 8-дюймовый рефлектор даже при темном небе является редким подарком. Зарисовка ниже захватила один из этих моментов.   Прежде чем обсудить стратегию, давайте сначала сфокусируемся на M51. При 8-й величине M51 достаточно яркая, чтобы можно было заметить ее через маленький бинокль даже в пригороде. Начните с Алькаида [эты (η) Большой Медведицы], звезды на конце ручки Большого Ковша. Перейдите к 24 Гончих Псов, точке 4-й величины всего в 2° западнее-юго-западнее, а затем переместитесь еще на 2° юго-западнее к трапецоиду из тусклых звезд. M51 находится внутри северо-восточного угла трапецоида.   Выше. M51 демонстрирует свою спиральную структуру. Зарисовка через 8-дюймовый (20,3 см) рефлектор автора.   M51 без труда заметна на пригородном небе через телескопы от 6 до 9,25 дюйма, но при поиске ее спиральной структуры главными факторами являются темнота и прозрачность неба. Впервые я увидел спиральные рукава в 1974 году, наблюдая через свой древний 8-дюймовый f/7 Criterion RV-8 на слете производителей телескопов Stellafane в Спрингфилде, штат Вермонт. В тот год небо было особенно темным, M33 была видна без оптической помощи. Однако с тем же оборудованием при худших условиях я не вижу никаких намеков. Более того, в моем пригородном дворике требуется 18-дюймовый рефлектор, чтобы разглядеть хоть какие-то намеки на рукава.   Если вы впервые ищете спиральные рукава, стратегия — ваше всё. Во-первых, выберите правильное увеличение. Лучшие виды получаются с окулярами с выходным зрачком от 2 до 3 мм. Этот узкий диапазон обеспечивает хороший компромисс между размером изображения и контрастом.   Затем, нужно знать, как искать рукава. Взгляните на свечение вокруг ядра M51. Сначала оно может выглядеть однородным, но внимательное изучение боковым зрением выявит некоторые неровности. Один рукав начинается южнее ядра M51 и делает крюк на северо-восток, причем самая яркая его часть находится на полпути между ядром и NGC 5195.   Второй спиральный рукав начинается прямо на западе от ядра, изгибается к югу, а затем заворачивается на северо-восток. Он тянется к NGC 5195 и исчезает из поля. Можете ли вы боковым зрением различить тусклый туманный мостик, который тянется наружу к галактике-компаньону? Некоторые наблюдатели сообщают, что добились большего успеха в наблюдении рукавов, когда фокусировали внимание на темных промежутках между ними, а не разыскивая сами яркие рукава.   Дождавшись особенно темной, ясной весенней ночи, позвольте взгляду скользить по тусклому свету гало Водоворота, возможно, слегка постукивая по телескопу, чтобы вызвать колебание изображения, и неуловимые «спиральные изгибы» лорда Росса станут заметны.   До следующего месяца, и помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!      Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com
  11. Космический вызов: Leo III

    Весенний ритуал начался здесь два года назад, в апрельском выпуске этой электронной колонки 2017 года, когда я предложил читателям найти карликовую галактику Leo I. Leo I — одна из множества тусклых карликовых галактик, гравитационно связанных с Млечным Путем. Тот факт, что ее поверхностная яркость составляет лишь 15, в сочетании с расположением всего в 20' севернее Регула делает Leo I сложной задачей.   Выше: весенняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона.    Однако многие успешно справились с этой задачей, о чем свидетельствуют все оставленные комментарии. Больше всего удивил пользователь Cloudy Nights Sasa, который сообщил: «Я смог мельком увидеть эту галактику в 4-дюймовый (10-см) рефрактор [Sky-Watcher ED100]». А я считал себя молодцом, разглядев ее в свой 18-дюймовый (46 см) Доб!   Затем, в апреле прошлого года, я бросил перчатку и вызвал вас на поиски Leo II. Leo II — еще одна карликовая сфероидальная галактика во Льве. Многие считают, что она даже сложнее Лео I. После нескольких неудачных попыток я наконец поймал ее несколько лет назад в 18-дюймовый телескоп. В прошлогодней статье я написал: «На 171× она выглядела очень тусклым овальным диском, охватывающим примерно 6'×4', т.е. где-то вдвое меньше ее полного размера на фотографиях».   И вновь многие читатели приняли вызов, но только один опубликовал историю успеха. Пользователь SNH сообщил: «Я пытался ее увидеть и добился успеха в свой 10-дюймовый (25 см) SCT. Теперь я видел Leo I, Leo II и Leo III! Приятно».   Снова запустив этот план в действие, мы возвращаемся в апреле этого года, чтобы попробовать Leo III. Первые две галактики я отнес к задачам для гигантских телескопов, с апертурой от 15 дюймов (38 см) и выше, однако Leo III публикую в категории «большие телескопы». Большинство различивших Leo III сообщают, что ее проще увидеть, чем Leo II, и поскольку SNH заметил ее в 10 дюймов (25 см), имеет смысл отнести ее именно к этой категории.   Leo I и Leo II были открыты еще в 1950 году астрономами Робертом Харрингтоном (не имеющим отношения ко мне) и А. Дж. Уилсоном при просмотре фотопластинок Паломарского обзора неба. Исходя из этого вы, наверно, полагаете, что Leo III был обнаружен позже? Я полагал, но оказался не прав. На самом деле, Фриц Цвикки обнаружил Leo III в 1942 году. Об открытии было объявлено в его статье On the Large Scale Distribution of Matter in the Universe, которая появилась в журнале Physical Review, том 61, выпуск 7-8, с. 489-503.   Вполне вероятно, что последовательность открытий привела к появлению альтер эго Leo III — Leo А. Кому-то больше нравятся его каталожные обозначения: UGC 5364 или PGC 28868. Однако в этой статье я буду упоминать его под названием Leo III, в продолжение нашей традиции, заложенной два года назад.   Leo III классифицируется как карликовая неправильная галактика. Как и Leo I и II, она является членом Местной группы. Расположена на расстоянии 2,6 миллиона световых лет, на 100 000 световых лет дальше, чем M31.   Исследования, опубликованные в 2007 году, показали, что Leo III имеет оценочную массу 8,0 (± 2,7) × 107 солнечных масс. В исследовании Stellar Velocity Dispersion of the Leo A Dwarf Galaxy (The Astrophysical Journal. 666 (1): 231–235) говорится, что как минимум  80% этой массы составляет таинственная темная материя.   Вторая статья 2007 года продемонстрировала, насколько Leo III уникальна среди неправильных галактик. Считается, что большинство неправильных галактик являются потомками галактических столкновений, при которых переплетение гравитаций разрушает первоначальную структуру галактики. Но Leo III стоит особняком. Она не демонстрирует никаких признаков какого-либо взаимодействия или слияния в галактическом масштабе за последние несколько миллиардов лет. В статье Leo A: A Late-blooming Survivor of the Epoch of Reionization in the Local Group (The Astrophysical Journal, Volume 659, Issue 1, pp. L17-L20)  авторы утверждают, что более 90% звезд Leo III образовались менее 8 миллиардов лет назад.   Итак, давайте начнем охоту на Льва III. Он изолирован не только от других членов Местной группы, но и от каких-либо удобных звезд неподалеку. Лучшей отправной точкой для путешественников по звездным тропам является ближайшая звезда, доступная невооруженному глазу, — Расалас [мю (μ) Льва], формирующая вершину «Серпа». Направьте искатель в ее направлении, а затем смещайте его к южному краю поля зрения. После чего, в зависимости от размера поля зрения вашего искателя, вы заметите, как в поле вдоль северо-восточного края вползает звезда 5-й величины. Это 20 Малого Льва (Lmi) в 6,2° к северо-северо-востоку от Расаласа. Leo III находится чуть более чем на 3/4 пути вдоль воображаемой линии от Расаласа до 20 Lmi. Вы поймете, что приближаетесь, когда увидите две близко расположенные оранжевые звезды 8-й величины — SAO 61782 и SAO 61791. Они находятся на расстоянии 12' друг от друга и образуют основание узора в форме стрелки, на кончике которой лежит Leo III. В качестве ориентира ищите дугу из звезд 11–14-й величины прямо за пределами мягкого свечения галактики, которые в совокупности идут параллельно плавной кривой Leo III.   Для помощи в поисках вот три изображения Leo I, II и III, опубликованные в 2013 году покойным членом Cloudy Nights из Великобритании Nytecam (Морисом Гэвином), который скончался в прошлом году. Снимки Мориса слева были сделаны с помощью 12-дюймового (30 см) Шмидта-Кассегрена, по его словам, «под типичным небом Нижнего полуострова Мичигана [предельная звездная величина, видимая невооруженным глазом (NELM) ~ 3.5]», а справа — из обзора SDSS (Слоановский цифровой небесный обзор). Они хорошо иллюстрируют относительную яркость каждого из них.   Когда несколько лет назад я обнаружил Leo III через свой 18-дюймовый (46 см) рефлектор, он показался мне очень тусклым, аморфным овальным пятном, которое плавно растворялось в окружающем небе. У пользователя WeltevredenKaroo из Южной Африки осталось другое впечатление. В 2016 году он написал, что через 8-дюймовый (20 см) Максутов-Ньютон галактика выглядела как «нечеткость... [которая] устойчиво держится боковым зрением, отчетливо треугольной формы, красиво обрамленная L-образной линией из звезд от 8,5 до 10-й величины».   Мне было бы интересно услышать впечатления читателей о форме Leo III. Вы видите его треугольным? Опубликуйте свои мысли в комментариях.   А как насчет Leo IV? Этот НАМНОГО сложнее Leo I, II или III. Я никогда не добивался успеха в его розысках. А вы? Если да, пожалуйста, пришлите мне свои наблюдения, чтобы я смог включить их в апрельскую статью 2020 года.   До следующего месяца, и помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!       Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com
  12. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: большие телескопы от 10 до 14 дюймов (25–36 см) Объект: Leo III Просмотреть полную статью
  13. Космический вызов: NGC 2363 и NGC 2366

    Попрошу настоящую NGC 2363 встать. В течение многих лет ведутся непрекращающиеся споры об истинной сущности 2363-го члена Нового общего каталога. Многие источники ссылаются на него как на огромную область ионизованного водорода (зону H II) внутри NGC 2366, тусклой неправильной галактики.   Выше: зимняя звездная карта из книги Star Watch Фила Харрингтона.   Выше: поисковая карта рубрики «Космический вызов» этого месяца, взята из книги Cosmic Challenge Фила Харрингтона. Кликните по ссылке, чтобы загрузить версию для печати.   Так поясняется и в пресс-релизе, который сопровождал великолепный снимок галактики, сделанный космическим телескопом «Хаббл» в 1996 году. В частности, в сообщении говорится: «Скопления звезд и облако люминесцентных газов в форме рыболовного крючка сверкают в NGC 2363, гигантской области звездообразования в галактике NGC 2366». Далее в пресс-релизе описывается, как изображение Хаббла выявило, что самая яркая индивидуальная звезда в этой области является редким примером эруптивной (извергающейся) яркой голубой переменной. Предполагается, что эта звезда в 30–60 раз крупнее нашего Солнца и в настоящее время переживает очень нестабильную, эруптивную фазу своей жизни. На том же изображении «Хаббла» представлены два плотных скопления массивных звезд. Наиболее старое из них примерно в десять раз моложе Солнечной системы, а другое, судя по количеству остаточного газа и пыли, еще вдвое моложе.   Однако недавно историки предположили, что Уильям Гершель, которому приписывают открытие как NGC 2363, так и NGC 2366, совместно описал область H II и галактику, когда зарегистрировал круглый участок света с тусклым выступом. По словам доктора Гарольда Дж. Корвина-младшего, каталожный номер NGC 2366 относится как к более яркой области H II, так и к приютившей ее тусклой галактике. Он пишет на своем веб-сайте:   «Ну, ребята, плохие новости для тех, кто всегда считал NGC 2363 гигантской областью H II в неправильной галактике NGC 2366 с низкой поверхностной яркостью. В оригинальном описании Уильяма Гершеля четко упоминается область H II как основной объект с маленькой пушинкой к северу в качестве побочного придатка. Такое представление еще более укрепил Ральф Коупленд, наблюдавший в 72-дюймовый рефлектор лорда Росса. Коупленд идентифицировал область H II как центр сильно вытянутого объекта, протянувшегося на 9 или 10 угловых минут к северо-востоку».    Если это так, то что такое NGC 2363? Исследования Корвина указывают на еще более тусклую галактику к юго-западу, которая входит в Общий каталог галактик Уппсала под названием UGC 3847. Он утверждает, что эта галактика на самом деле является NGC 2363. UGC 3847, тоже неправильная галактика, сияет с блеском 13.   К счастью, эти цели не очень сложно определить, поскольку они находятся на 4° севернее яркой галактики NGC 2403. Чтобы попасть туда, начните с омикрон (o) Большой Медведицы, звезды 3-й величины, обозначающей кончик медвежьего носа. Направляйтесь на 4° севернее к треугольному астеризму, образованному звездами пи-1 (π-1), пи-2 (π-2) и 2 Большой Медведицы, а затем на 5° западнее к 51 Жирафа. NGC 2403 расположена всего в градусе к западу от звезды и всегда заслуживает остановки. От нее идите на 4° севернее к солнцу 6-й величины и нашим целям, которые находятся еще чуть дальше на север.   Всякий раз, когда бы я ни поворачивал свой 18-дюймовый (46 см) рефлектор к этой области, я видел внегалактическое облако H II, используя 12-мм окуляр (171×). По моим оценкам оно где-то 12-й величины, занимает примерно 2 угловые минуты в поперечнике и имеет довольно яркое звездоподобное ядро. Однако обнаружить тусклый диск приютившей его галактики оказалось сложнее. Пришлось использовать боковое зрение, чтобы уловить хотя бы мельком ее вытянутый диск размером около 4'×2'. Вместе они напомнили мне тусклую комету, где область H II служит комой, а диск неправильной галактики формирует тусклый хвост, простирающийся к северу.   Выше: NGC 2366 (и NGC 2363?) Через 18-дюймовый (46 см) рефлектор автора на 171×.     Той ночью, как ни старался, я не увидел никаких признаков второй, меньшей по размеру галактики к югу от зоны H II. Если она действительно является настоящей NGC 2363, то это задача, которую можно решить только с самыми большими любительскими телескопами.   У вас есть свой интересный сложный объект? Я, как и другие читатели, буду рад узнать о нем, а также о том, что у вас получилось с испытанием этого месяца. Пишите сообщения в комментариях к статье или в обсуждении этой рубрики на форуме.   Помните, что половина удовольствия — это азарт охоты. Игра началась!     Автор Phil Harrington Адаптированный перевод с английского RealSky.ru Публикуется с разрешения автора. Сайт автора www.philharrington.net Оригинал статьи на www.CloudyNights.com    
  14. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: гигантские телескопы от 15 дюймов (38 см) и выше   Объекты: NGC 2363 и NGC 2366 Просмотреть полную статью
  15. Диапазон апертуры, рекомендованный в этом месяце: большие телескопы от 10 до 14 дюймов (25–36 см)   Объект: Sharpless 2-301   Просмотреть полную статью