uavso

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    54
  • comments
    52
  • views
    158,088

Комментарии сотрудников Крымской астрофизической обсерватории на интервью Александра Якименко

Sign in to follow this  
Followers 0
uavso

1,997 views

==также по теме телеинтервью==

 

Комментарии сотрудников Крымской астрофизической обсерватории на интервью Александра Якименко, изложившего корреспонденту 2000 (Стать бы ей пиастро-физической) позицию Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины в связи с реорганизацией Крымской астрофизической обсерватории.

"А не гонялся бы ты, поп, за дешевизной"

А.С. Пушкин

 

 

— Госагентство по вопросам науки, инноваций и информатизации, проводившее аттестацию НИИ КрАО в прошлом году, установило, что результаты научной деятельности ведущей астрономической обсерватории не отражают реальных возможностей и потенциал данного учреждения. Именно с целью вывода обсерватории из тупика и придания астрофизической научной отрасли качественно нового импульса развития министерством было принято решение о присоединении КрАО к КНУ им. Шевченко.

А.В. Бакланов (Ученый секретарь НИИ «КрАО»): Уважаемый Александр Васильевич, похоже, перепутал Научно-исследовательский институт «Крымская астрофизическая обсерватория» (далее НИИ «КрАО», КрАО или обсерватория) с какой-то другой подчиненной ему структурой. В результате проводимой Госагентством по вопросам науки, инноваций и информатизации в 2012г аттестации бюджетных научных учреждений НИИ «КрАО» был присвоена категория А4 (Заседание экспертной комиссии по проведению аттестации бюджетных научных учреждений от 21 августа 2012г протокол №1).

В соответствии с Порядком развития деятельности научного учреждения (утвержденным приказом МОНмолодьспорт от 03.04.2012 № 399) «К категории А относятся научные учреждения, имеющие высокий научный потенциал, признание в Украине и мире, они формируют государственную научно-техническую политику, влияют на научно-техническую политику отраслей, имеют высокий уровень развития и полученных результатов научной деятельности» (Извиняюсь, за немного корявый перевод с украинского).

Из протокола заседания экспертной комиссии по проведению аттестации бюджетных научных учреждений «Научные учреждения, относящиеся к категории А1, А2, А4, Б1 – это эффективно работающие крупные организации с хорошим финансированием, с численностью сотрудников, позволяющей использовать свой высокий потенциал и демонстрировать высокие результаты научной работы. Эти учреждения требуют бюджетной поддержки для продолжения дальнейшего развития фундаментальных и прикладных исследований, уровень которых, как правило, соответствует мировому».

В том же протоколе комиссия по проведению аттестации бюджетных научных учреждений для категорий А1, А2, А4 и Б1 рекомендовала «рассмотреть возможность увеличения объемов финансирования научной деятельности».

Так что сотрудникам обсерватории не понятно, где Александр Васильевич увидел, что аттестация установила «что результаты научной деятельности ведущей астрономической обсерватории не отражают реальных возможностей и потенциал данного учреждения».

Также вызывает удивление, что вопреки рекомендации комиссии в 2013 году финансирование НИИ «КрАО» по сравнению с 2012г уменьшено на 40%. После такого решения обсерватория действительно вряд ли сможет достойно работать и проводить исследования мирового уровня.

В настоящее время мы наблюдаем кампанию по дезинформации — дескать, это министерство безосновательно сократило финансирование обсерватории. Министерство уже давно выделяет деньги не на содержание науки, а лишь на конкретные исследования и проекты, целесообразность и перспективность которых устанавливаются путем проведения ежегодного конкурсного отбора. Экспертами являются ученые, распределенные по 23 секциям (по 20-40 специалистов в каждой).

При этом учитывается результативность последних исследований, проводимых тем или иным учреждением. И мы вынуждены заявить о практически полном отсутствии сколько-нибудь заметных научных достижений Крымской астрофизической обсерватории на международном рынке.

Е.П. Павленко (доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник НИИ «КрАО»): Вы просто вынуждаете нас сделать нескромное замечание о том, что значительное видится на расстоянии. Результаты наших исследований не заметны в Министерстве науки, образования, молодежи и спорта Украины, однако их хорошо заметил космический телескоп Хаббл. Именно на нем (после открытия в 2008 г. нами, в КрАО, пульсаций белого карлика в компактной двойной системе звезд EZ Lyn и неоднократного обсуждения этих результатов за рубежом) были проведены наблюдения, подтвердившие уникальность характера пульсаций. Эти исследования – вызов современной науке, которая не может пока объяснить

зарегистрированные эффекты. Соответствующая статья американских коллег (P. Szkody et al), описывающая наблюдения на Хаббле (с честным цитированием всех наших открытий), находится в печати (Astronomical Journal).

Нужно упомянуть о там, что сотрудники обсерватории - первые в Украине открыватели новых экзопланет (сотрудничество с Южной Кореей).

Это не единственные исследования, в которых приоритет научных открытий принадлежит КрАО. Новый тип вспышек и характер активности карликовой новой V1504 Cyg впервые были обнаружены в КрАО, а позднее подтверждены космическим телескопом Кеплер. Ссылки на наше первенство также можно найти в высокорейтинговом международном журнале Publications of the Astronomical Society of Japan.

В 2011 г. мы подали заявку на наблюдения нескольких объектов в рентгеновском диапазоне спектра на космическом телескопе Свифт. Заявка была удовлетворена. Одновременные наземные оптические наблюдения на 2.6-м телескопе КрАО и рентгеновские на Свифте позволили нам впервые обнаружить, что один из объектов является тесной двойной системой с предельно коротким орбитальным периодом, включающей магнитный белый карлик.

По приглашению иностранных коллег мы регулярно принимаем активное участие в международном мониторинге вспышечных объектов, находящихся на последних стадиях эволюции. Результаты исследований публикуются в журналах с самым высоким рейтингом. Один из наших результатов был опубликован в Nature (2008) – самом престижном для астрофизиков (и не только) международном журнале.

Некоторые международные наблюдательные кампании (Украина – Россия – Словакия – Япония – США) по исследованию катаклизмических двойных систем звезд проводятся и по нашей инициативе. Результаты обсуждаются на международных конференциях и публикуются как в трудах совещаний, так и в рейтинговых журналах. В одном только прошлом году исполнители проекта «Взаимодействующие двойные системы на поздних стадиях эволюции» сделали 9 докладов на 6-и международных научных конференциях.

Заметим, что, оценивая большой вклад украинских астрономов в исследование послесвечений гамма-вспышек, мне была предоставлена почетная роль открывать работу симпозиума в Испании «Fall 2012 Gamma-Ray Burst Symposium».

Конечно, научному учреждению, сосредоточенному на фундаментальных исследованиях, трудно следовать реформам, направленным на коммерциализацию науки, но нельзя допускать и того, чтобы обсерватория, имеющая уникальное оборудование, находилась вне рамок международных программ, утрачивала связи даже с Национальным космическим агентством и др. учреждениями НАНУ.

А.В. Бакланов: НИИ «КрАО» проводит совместные исследования как с учреждениями НАНУ (Главная астрономическая обсерватория, Радиоастрономический институт), так и с учеными из других стран (США, Германия, Словакия, Россия, Великобритания, Япония, Корея, Китай, Мексика, Франция, Испания и др.).

На базе обсерватории постоянно действуют международный (Украино-Российский) центр астрономических и геокосмических исследований "Астрогеокосмос" и межведомственный (МОНмолодьспорт и НАНУ) «Центр коллективного использования радиотелескопа РТ-22».

У нас действительно, не смотря на совместный проект космического ультрафиолетового телескопа СПЕКТР-УФ, практически отсутствует финансовое сотрудничество с Национальным космическим агентством Украины, однако КрАО выполняет свою долю работы в подготовке данного проекта к запуску, т.к. в противном случае Украина должна будет платить за доступ к данным, полученным со спутника, либо ждать несколько лет, пока с них «снимут сливки». Сотрудничество с NASA дало обсерватории уникальное оборудование на 330 000 долларов США, а Украине - уникальную возможность знать, куда и с какой скоростью движется Евразийская плита в целом и Крымский полуостров в частности.

Мы убеждены, что как раз Крымская астрофизическая обсерватория в состоянии зарабатывать деньги, но по каким-то причинам этого не делает. Видимо, руководство НИИ КрАО слишком расхолодило то обстоятельство, что долгое время бюджетные средства обсерватория получала, имея нулевую результативность.

А.В. Бакланов: Странно слышать о нулевой результативности. Сотрудники обсерватории ежегодно публикуют более сотни статей в профессиональных научных журналах, в том числе и самых престижных астрономических журналах мира. Таких как: Astronomical Journal (Импакт-фактор: 4,035), Astronomy & Astrophysics (Импакт-фактор: 4,587), Astrophysical Journal (Импакт-фактор: 6,024), Monthly Notices of the Royal Astronomical Society (Импакт-фактор: 4,900), и многие другие. Сотрудники обсерватории неоднократно поощрялись различными наградами и премиями. Только за последние три года можно упомянуть:

* Государственная премия Украины в области науки и техники за 2010 год (Н.М. Шаховской, Ю.С. Ефимов);

* Премия Международной Академии Астронавтики (Н.М. Шаховской, Ю.С. Ефимов) (2010 год)

* Премия Верховной Рады Украины самым талантливым молодым ученым в области фундаментальных и прикладных исследований и научно-технических разработок за 2011 год (К.А. Антонюк, А.В. Бакланов);

* Премия Украинской астрономической ассоциации «За выдающийся вклад в развитие астрономии в Украине» за 2012 год, (Ю.Ф. Юровский) (премия вручается раз в 4 года).

* Премия Российской академии наук и НАН Украины за выдающиеся результаты, полученные российскими и украинскими учеными при проведении совместных исследований в области естественных, технических, гуманитарных и общественных наук, и имеющие важное научное и практическое значение. 2012 год (А.Е. Вольвач)

* 5 сотрудников обсерватории были удостоены почетного звания «Заслуженный деятель науки техники Автономной республики Крым».

Об эффективности работы обсерватории свидетельствует и высокая цитируемость работ сотрудников обсерватории. Согласно «горячо любимой» Министерством наукометрической базе SCOPUS, десять сотрудников обсерватории имеют индекс Хирша (количественная характеристика продуктивности учёного) 10 и выше. Много это или мало? Все познается в сравнении; давайте сравним с университетами Министерства (http://jsi.net.ua/scopus/ratings_uni/index.html).

Каждый из этих 10 сотрудников обсерватории согласно SCOPUS по научной продуктивности не уступает, например, Национальному Авиационному Университету МОНмолодьспорта (занимает 31 место в рейтинге ВУЗов Украины, в составе которого 37 академиков и член-корреспондентов НАН Украины, 230 докторов наук, профессоров и более 740 кандидатов наук, доцентов. http://nau.edu.ua/ua/study/informatsijnij-paket-ects.html).

Зав. лаборатории Внегалактических исследований и гамма-астрономии НИИ «КрАО» С.Г. Сергеев, занимающий 64-ое место в рейтинге 100 самых продуктивных ученых Украины (http://jsi.net.ua/scopus/ratings_sci/index.html), имеет индекс Хирша равный 18, и по этому показателю он уступает только 17 ВУЗам Украины.

Приведенные факты сами говорят о результативности наших исследований.

А.Н. Ростопчина-Шаховская (и.о. директора НИИ «КрАО»): Не всегда заработанные деньги видны на спецфонде. Е.П. Павленко уже отмечала выше, что заявка ее группы на получение наблюдательного времени на телескопе Свифт была удовлетворена. Группа получила уникальные данные. И за использование этого - весьма дорогостоящего! - инструмента Украина не заплатила ни копейки! Средства были предоставлены NASA. Наши ученые постоянно публикуются в ведущих астрономических журналах, для публикации в которых необходимо получить положительную рецензию от ведущих специалистов, и за публикацию в которых необходимо заплатить от 100 долларов США до 120 евро за страницу! Сотрудники КрАО постоянно выезжают за границу для участия в конференциях или для проведения совместных работы. Эти “микро” гранты также не видны в смете КрАО, но они есть и предоставляются не за былые заслуги, а только потому, что наши ученые в настоящее время выполняют свою работу на мировом уровне.

В то же время ее руководство не смогло пояснить министерству, какую пользу отечественной астрономии принесла работа сотрудников КрАО в обсерваториях США и европейских стран. То, что украинские астрономы востребованы за рубежом, свидетельствует о хорошем кадровом потенциале отрасли, но почему же обсерватория за последние годы не получила от этого совершенно никакой выгоды, даже в виде зарубежных грантов?

А.В. Бакланов: Не совсем понятно, каких сотрудников имеет в виду Александр Васильевич? Если тех, которые в 90-х и начале 2000 гг. уехали за границу и получили постоянную позицию в ведущих астрономических учреждениях мира, то они уже давно не являются сотрудниками КрАО. И они, конечно, приносят не так много пользы отечественной астрономии, как могли бы на родине, но большинство из них продолжают сотрудничать с обсерваторией. С ними проводятся совместные исследования, они способствуют сотрудникам обсерватории в получении наблюдательного времени на крупнейших телескопах мира (в том числе и космических), являясь членами оргкомитетов зарубежных конференций, помогают молодым (и не только) ученым получать гранты на участие в конференциях, пополняют фонд библиотеки обсерватории астрономическими журналами, книгами и делают многое другое.

Если же говорить о тех научных сотрудниках обсерватории, которые стажировались в иностранных астрономических учреждениях, то пользу от стажировок переоценить сложно: они получают опыт работы

на современном оборудовании, программном обеспечении, перенимают иностранный опыт, заводят ценные знакомства. И после возвращения обратно их работа, как правило, становится более продуктивной. Так что польза без сомнения есть, как для отечественной астрономии, так и для самих астрономов.

Е.П. Павленко Это утверждение не соответствует действительности. НИИ «КрАО» участвует в конкурсных отборах научных проектов, количество которых различно в разные годы. Так, за последние 10 лет (2002-2011) КрАО по международным грантам (CRDF, INTAS, УНТЦ и др.), грантам ДФФД и договорам с заказчиками привлекло средств на 2 миллиона 910 тысяч грн. С другой стороны, участие в конкурсных отборах некоторых международных проектов, анонсированных на сайте ДФФИ, по неизвестным причинам невозможно: полгода как появилось объявление о возможности конкурса украино-японских проектов (а мы с японскими коллегами активно сотрудничаем более 10 лет), но дальше декларации о намерениях информации нет.

В то же время коллеги из, например, Словацкой Академии Наук, отмечают, что у них было бы гораздо больше возможностей для официальной взаимовыгодного сотрудничества между Астрономическим Институтом Словацкой Академии наук и НИИ «КрАО» при условии подчинения КрАО Украинской Академии Наук. Несмотря на ограниченные возможности, сотрудники участвуют в конкурсных отборах проектов в рамках стипендий SAIA для отдельных ученых. В текущем году один такой запрос был удовлетворен.

В результате сотрудничества с различными астрономическими учреждениями КрАО получило оборудование для астрономических наблюдений для выполнения совместных проектов: ПЗС камеру для спектральных наблюдений от корейских коллег, ПЗС камеры для фотометрических наблюдений от американских и японских коллег. Результатом сотрудничества с коллегами ГАИШ МГУ является создание 38-см телескопа для наблюдений катаклизмических переменных звезд, что, в свою очередь, обеспечило участие сотрудников «КрАО» во многих международных кампаниях.

Многие из ученых КрАО ежегодно получают финансовую поддержку для участия в международных конференциях от оргкомитетов. Оперативное обсуждение уникальных результатов привело, например, к тому, что американские ученые выполнили наблюдения звезды, у которой нами впервые открыто пульсации, на космическом телескопе Хаббл и подтвердили наш результат.

К.Н. Гранкин (кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник НИИ «КрАО»): КрАО регулярно участвует в конкурсных отборах указанных выше проектов. Другое дело, что почти всегда находятся причины, по которым нам отказывают в финансировании предложенных проектов. Несколько примеров. В 2009 году КрАО представило научный проект «Магнітне поле молодих сонець», предложенный в рамках сотрудничества между НАН Украины и Центром Научных исследований Франции, который планировалось выполнить в течение 2010-2011гг. По правилам этого конкурса, французская сторона должна была оплатить расходы украинских ученых, а украинская сторона – расходы французских исследователей. В результате этого конкурса поддержку получили 18 проектов, в том числе и проект, предложенный КрАО (за номером 8). О чем имеется письменное подтверждение, датированное 16 декабря 2009г. Когда дело дошло до реализации этого проекта, то французская сторона, в лице Астрофизической Лаборатории Гренобля (UMR5571), оплатила командировочные расходы по пребыванию украинского ученого в Национальном институте наук о Вселенной (Гренобль, Франция), а украинская сторона отказалась сделать это по отношению к французским коллегам, которые посетили Украину (КрАО) в период со 2 по 13 августа 2010г. Официальным поводом к отказу в финансировании было то обстоятельство, что КрАО не является академическим институтом, а принадлежит министерству Науки и Образования. И это не смотря на то, что научный проект получил официальную поддержку и в то время существовал Договор о сотрудничестве между Министерством образования и науки и Национальной академией наук Украины, в рамках которого можно было поддержать КрАО. Международного скандала удалось избежать только благодаря усилиям руководства КрАО и НАН Украины, которое нашло возможность оплатить часть командировочных расходов французских ученых за счет средств НАН Украины, которые были выделены по совершенно другой статье, согласно распоряжению № 676 (от 13.11.2009г).

А.В. Бакланов: Обсерватория имеет богатый опыт международного сотрудничества и регулярно проводит совместные исследования с иностранными учеными. В большинстве случаев, это не материальное сотрудничество, а научное, когда каждая сторона вносит свою часть в совместную работу (например, оригинальные наблюдения, свои научные методы и теории и т.д.). Часть совместных исследований поддерживается и материально, как правило, деньги идут на покупку оборудования (на которое Министерство с 2010г не выделило ни копейки), оплату заграничных командировок ученым, оплату публикаций наших сотрудников в ведущих астрономических журналах. В качестве примера можно привести грант Центра космических исследований Франции за 2012г., по которому в 2013г НИИ «КрАО» будет

предоставлено научного оборудования общей стоимостью 35470 долларов США – правда ученые, благодаря которым будет получено это современное оборудование, возможно, уже не будут работать в КрАО, т.к. проект не прошел конкурсный отбор. За последние 5 лет от зарубежных партнеров для совместных исследований было передано в дар обсерватории оборудования более чем на 420 тыс. грн., и это не считая того оборудования, которое предоставлено обсерватории во временное пользование.

Ежегодно сотрудники обсерватории участвуют в международных научных конференциях, это возможно только благодаря финансовой поддержке, которую организаторы, знакомые с достижениями КрАО, оказывают нашим сотрудникам. Зарплаты научных сотрудников не позволяют им разъезжать по конференциям за свой счет, ведь проезд, оргвзнос и проживание легко может съесть 5-10 месячную зарплату научного сотрудника, а Министерство с 2008 г. запретило оплачивать международные командировки (даже если и не запретило, то все равно денег на командировки в бюджете обсерватории нет, даже по Украине).

Есть опыт Японии и Южной Кореи, которые в свое время (японцы в 50—60-х, корейцы в 80-х гг. прошлого века), не вкладывая больших денег в фундаментальную науку, совершили огромный скачок в направлениях, связанных с высокими технологиями. Полностью сосредоточившись на прикладной науке. Конечно, можно десятилетиями развивать и поддерживать то или иное фундаментальное научное направление, а практический результат воплотится где-нибудь в Латинской Америке или, скажем, в Индии.

А.Н. Ростопчина-Шаховская: Фундаментальная наука исследует законы природы и общества. Прикладная – находит применение этим законам. Япония и Южная Корея совершили скачок, потому что создали весьма привлекательный инвестиционный климат. А теперь с успехом развивают свою фундаментальную науку.

Без фундаментальных исследований отечественной науке тоже не жить, однако пришло время менять пропорции: если раньше на фундаментальные исследования выделялось 70% бюджетных средств, на прикладные — 30%, то сейчас мы стараемся прийти к мировому стандарту, постепенно увеличивая до 60—70% долю финансирования прикладной науки. Стимулируем такую переориентацию и в высших учебных заведениях.

Случай с КрАО не уникальный. Такое же решение мы приняли по научному учреждению «Искра», присоединив этот луганский институт к Восточноукраинскому университету им. Даля. Оказалось, что «исследованиями» в области ядерных технологий на «Искре», некогда вышедшей из стен этого университета, занимался научный коллектив из 40 человек, в котором самые высокие научные степени имели 2... кандидата наук. И на такие «ядерные исследования» «Искре» выделялось из бюджета ежегодно около 1,5 млн. грн.

А.В. Бакланов: Что за ситуация с «Искрой» сказать не могу, но в НИИ «КрАО» на настоящий момент работают не 2 кандидата, а 17 докторов и 34 кандидата наук.

Вот и в коллективе Крымской астрофизической обсерватории из 200 научных сотрудников 50 (то есть четверть) работают на должностях старших научных сотрудников, не имея научной степени, что указывает как минимум на нецелевое использование средств. При этом мы слышим постоянные жалобы руководства на нехватку денег.

А.В. Бакланов: Вызывает удивление, что Александр Васильевич не знает даже, сколько научных сотрудников работает в подчинённом ему учреждении. По состоянию на 31 декабря 2012г в НИИ «КрАО» (на 78 ставках) работало 92 (а не 200!) научных сотрудника, из них 28 младших научных сотрудников (16 из которых - молодые ученые), 18 научных сотрудников, 13 старших научных сотрудников (а не 50, и из них только трое без степени), 20 ведущих научных сотрудников, 4 главных научных сотрудника, 4 заведующих лабораториями, 1 ученый секретарь, 2 зам. директора по научной работе и 1 директор. Из 92 научных сотрудников 41 (44,5 %) действительно не имеют ученой степени (для сравнения – в КНУ 47,5% научных сотрудников без научной степени). Однако отсутствие ученой степени не мешает, при наличии высшего образования и научного стажа, в соответствии с действующими квалификационными требованиями, занимать должности младшего научного сотрудника, научного сотрудника и старшего научного сотрудника.

Но министерство не имеет ни права, ни возможностей относиться к этому научному учреждению как к центру социальной помощи для содержания поселка.

А.Н. Ростопчина-Шаховская: КрАО строилось «с нуля» по принципу академгородка, когда научные объекты соседствуют с жилым фондом. Да, жилой фонд находится на балансе обсерватории и плата от жителей поступает на спецфонд КрАО. Откуда и тратится по прямому назначению – на зарплаты тех, кто обслуживает жилфонд и другую инфраструктуру, оплату газа, электроэнергии и т.п. расходы. На

содержание поселка Министерство денег ни когда не выделяло, так что о каком «центре социальной помощи» идет речь?

Известно нам и об интересах определенных структур к земельным участкам, на которых расположены объекты обсерватории, о вынашиваемых планах строительства высотки возле уникального телескопа, после чего его можно будет разобрать на металлолом. А ведь многие объекты КрАО являются национальным достоянием, имеют отдельную строку финансирования для поддержания их функциональной способности. И если все оставить как есть, мы станем свидетелями полного развала данного учреждения уже в этом году.

А.Н. Ростопчина-Шаховская: В таком случае г. Якименко должно быть известно и о том, что в 2011 г. ученый совет КрАО и «определенная структура» пришли к взаимовыгодному соглашению об объемах строительства, которые не помешают работать телескопам КрАО. И что уже два года никаких действий по строительству, в связи с общим кризисом отрасли, не предпринимается.

Два из телескопов, являющихся Национальным достоянием и имеющих отдельную строку финансирования для поддержки их функционирования, а именно – крупнейшие в Украине 2.6 м телескоп им. академика Шайна и 1.25 м телескоп АЗТ-11, функционировать в этом году не смогут. Как заметил выше г. Якименко, средства выделяются на основе «конкурса», в котором проекты, набравшие 70 баллов, оказываются «плохими», а набравшие 53 балла – «хорошими». Проекты КрАО набрали 67.5 и более баллов (что больше, чем проходной балл для 16 из 23 секций!), и оказались в числе «плохих». Поэтому технический персонал, обслуживающий телескопы, в 2013 г. должен быть уволен. Телескопы - закрыты. Оборудование - возвращено коллегам из Японии, Ю. Кореи, США. Научные сотрудники – уволены. Договора на совместные работы - разорваны. Имидж - утерян. И смогут ли эти телескопы заработать вновь - никому не известно.

 

 


Sign in to follow this  
Followers 0


1 Comment


Guest Любитель науки

Posted

Можна поискать деньги в результатах работы двух гостиниц и лаборатории по зеркалам. Думаю хватит.

Share this comment


Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now