tempe

  • entries
    4
  • comments
    23
  • views
    33,942

About this blog

Южная обсерватория

Entries in this blog

tempe

Нередко бывая по работе в Каннах (на космическом предприятии), я познакомился с несколькими французскими коллегами- ЛА. Один из них любезно пригласил меня съездить на обсерваторию - площадку Caussols, расположенную в предгорьях Альп на плато Calern приблизительно в часе езды от средиземноморского побережья.

История этой площадки весьма примечательна. Полное ее название – Centre de recherches en geodynamique et astromertie (CERGA) – т.е. Центр исследований в области геодинамики и астрометрии. Открыта в 1974 как самостоятельное учреждение. После реорганизации в девяностых она вошла в состав Обсерватории Лазурного Берега (ее главную башню и теперь отлично видно по дороге из Ниццы) и теперь является филиалом последней. Насколько я понял, в настоящее время основными направлениями работ обсерватории является астрометрия и лидарная локация геодезических ИСЗ (в последнем я имел возможность с удовольствием убедиться лично).

Существенно, что на территории этого научного учреждения выделена приличная площадка для любителей астрономии, где имеются несколько строений (как скромных бытовок, так и вполне капитальных домиков), где ЛА - члены местных клубов- могут хранить свое оборудование. Везде есть электричество и минимальные бытовые удобства.

Итак, после часовой поездки по потрясающей красоты горной дороге, которую периодически перебегали лисы и косули, мы подъехали к вьезду обсерватории, обозначенному знаком «просим погасить фары». На площадке рядом с автостоянкой уже разворачивали телескопы и общались добрых тридцать человек. Открытая до горизонта территория плато; разбросанные здесь и там невысокие башни телескопов. Было очень прохладно: солнце только что зашло, и высота в 1200 метров давала себя знать.

Оставив авто на стоянке, мы направились к одному из домов- так сказать, «в закрома». Когда-то это строение принадлежало обсерватории, а позже –отдано любителям. Сохранилось массивное основание демонтированного интерферометра и его направляющие. Внутри, в довольно-таки захламленных комнатах были сложены разобранные телескопы и их части, противоросники, треноги, чехлы,фонари,стулья и прочие нужные всем ЛА вещи. Была небольшая слесарная мастерская, а также полка со звездными атласами. Имелась и электроплитка, чему я немало порадовался- через полчаса после заката похолодало градусов до восьми.

Откуда-то из этих завалов мы извлекли коробку разборного доба Meade Lightbridge. На сборку инструмента и его юстировку ушло минут сорок. Мой товарищ представил меня французским коллегам: приезд amateur d' astronomie de Russie был встречен с энтузиазмом! Французские ЛА немедленно потащили меня к орудию главного калибра- Ньютону от Obsession Optics c диаметром ГЗ (не помню в точности) порядка 500 мм. Впечатляющий этот инструмент был установлен на капитальную площадку. Шла юстировка и калибровка привода. Ради моего присутствия коллеги прервались на полчаса, и показали мне несколько дипскаев (М13, М5, область в Волосах Вероники), а также Сатурн. Качество атмосферы было исключительным! Стоит ли говорить, что вид шаровиков, рассыпающихся по краям в звездную пыль, и детали колец Сатурна в 500-мм инструмент произвели сильнейшее впечатление. Вообще условия наблюдений на плато Калерн хороши: звезды уверенно до 6m, единственный минус- ощутимая засветка от Ниццы и Канн на юго-западном горизонте.

Кроме главного 500-мм инструмента, люди работали с разнокалиберными добами. Несколько человек привезли солидные астрографы –апо от WO и ТМВ (запомнил триплет 130 мм). Соотношение визуала и астрофото среди присутствующих было 50:50. Среди присутствующих были самые различные люди: как постоянно наблюдающие здесь ЛА из местных, так и приезжие туристы- например, несколько ЛА из Германии, шведы, итальянцы и даже индиец. Общение было открытым и конструктивным в духе «помоги, пожалуйста, с юстировкой доба-держи лазерный коллиматор; или: если интересуешься этим бинокуляром, то вот тебе он и смотри». Повсеместно предлагали согреться кофе. Атмосфера истинно астрономического интернационала и тёплое, дружеское отношение совершенно незнакомых людей – вот что запомнилось мне звездной ночью на обсерватории Косоль.

Около полуночи главный лидар обсерватории начал локацию ИСЗ. Мощный луч зеленого лазера уткнулся в район Северной Короны, мерцая с хорошо различимой глазу частотой порядка 10 Гц. Спутник LARES, оснащенный ретрорефлекторами, находился орбите высотой 1200 км.

Дружески пообщавшись с коллегами, мы направились обратно в Канны. Во время визита я успел снять несколько фото (извиняюсь за качество-с собой был только цифрокомпакт).

Будете у нас на Лазурном Берегу- приезжайте в обсерваторию Caussols!

tempe

Тайский остров Самуи, хорошо известный туристам, расположен в Сиамском заливе на 9°30’ северной широты. В выбранный для поездки летний период (август) погода на острове обещала быть приемлемой для астрономических наблюдений. Действительно, за две недели небо было безоблачным практически каждую ночь; дневные тропические дожди шли только в последние двое суток. Это вполне совпадает с климатической статистикой, согласно которой минимальное количество осадков на Самуи приходится на февраль – апрель и июнь-сентябрь.

Для проживания на был выбран пляж Ламаи, расположенный в юго-восточной части острова. Место, безусловно, компромиссное во всех отношениях. Конечно, для наблюдений в идеале желателен открытый южный морской горизонт. Однако здесь пришлось учитывать географию острова и обычные обстоятельства неастрономического порядка. Южные пляжи Самуи (Банг Као, Тонг Крут) мало пригодны для плавания и считаются худшими на острове в целом. Северные, популярные пляжи Биг Будда и Чавенг также предлагают мало интересного для астрономии (центр острова гористый, о хорошем виде на юг не может быть и речи)- кроме того, это- главная туристическая зона острова с сильной засветкой неба аэропортом, отелями и барами.

Пляж Ламаи предоставляет открытый горизонт в направлении «восток-юго- восток», где-то до азимута 160. Частично открыт и юго-запад. Устанавливать штатив монтировки на песок- дело сомнительное, поэтому я выбрал участок ровной земли несколько выше уровня пляжа.

Сразу сообщу о засветке. Разумеется, она есть. В первую очередь ее создают отели, рестораны и магазины, расположенные вдоль основной дороги. На самом пляже источников света очень мало (редко расположенные пляжные рестораны). Прослеживается освещенная береговая линия на север. Тем не менее, нельзя сказать, что засветка серьезно мешает наблюдениям. В зените можно уверенно различить звезды порядка 5- 5.5m. Несколько неприятным моментом оказалось наличие на морском горизонте хоть и слабых, но различимых куполов засветки в направлении на юго-восток, где, судя по карте, нет никаких островов.

Летнее звездное небо низких широт, конечно, беднее зимнего. В августе вечерами над Самуи можно увидеть старых знакомых – Альфу Центавра и Южный Крест низко над югом: к 8-9 часам вечера они заходят.

Главное, «опорное» созвездие вечернего летнего неба в тропиках - это, конечно, великолепный Скорпион. Через два часа после захода Солнца, т.е. около 8 вечера, он стоит высоко над точкой юга во всей своей красе. Можно подолгу любоваться его шаровиками и рассеянками (М4, как всегда, производит сильнейшее впечатление). Ниже оранжевого Антареса легко распознать заметную фигуру созвездия Волка. Как я уже говорил, он похож на вертикальную восьмерку или, с известной долей фантазии- на маленького Ориона. От него, через невыразительное созвездие Наугольника, можно пройти к востоку через…столь же невыразительные, «размазанные» созвездия Жертвенника, Телескопа и Микроскопа.

Совершенно не впечатляют и восходящие ближе к ночи тусклые Индеец и Павлин, Феникс и Тукан (шаровик 47 Tuc стоит очень низко над горизонтом, и его наблюдение из этих широт невозможно). Вообще, область от зодиакальной полосы «Скорпион-Стрелец-Козерог-Водолей» и к югу до Октанта небогата яркими звездами и выразительными созвездиями. Из «хорошо оформленных» созвездий этого сектора мне, пожалуй, запомнился Журавль (снова, по аналогии, он чем-то похож на Персея).

Хорошо различим оранжевый цвет Беты Журавля. Это созвездие также может служить в виде своего рода опорного маяка.

Для удобной ориентации в этой части неба я использовал «большую тройку» достаточно ярких звезд- Пикок, Альфа Журавля и Фомальгаут, от которых легко построить векторы к другим созвездиям. Около полуночи эта тройка составляет линию, расположенную почти параллельно горизонту. Добавлю, что восходящие позже Кит, Печь, Резец, Часы, Сетка также, мягко говоря, не производят ошеломляющего впечатления (конечно, их интересные объекты-отдельный разговор). Немалое время я потратил, осматривая изобильный район Стрельца с его объектами Мессье (на что ушло добрых три ночи), уделил внимание прочим объектам зодиакального пояса и летним созвездиям северного полушария неба.

Ближе к рассвету над точкой юга стоит Ахернар, восходят Орион и Сириус.

Отдельно скажу о планетах. В августе 2012 года Марс и Сатурн были в достаточно близком соединении, а вечером 14 августа выстроились в ряд вместе со Спикой; эта тройка очень хорошо смотрелась невысоко на западе (см. первую фотографию). Во второй половине ночи с планетами было еще лучше: перед рассветом уже очень высоко стоял Юпитер, а ниже его, по вертикальной эклиптике- ослепительная Венера, старая Луна и Меркурий- ночь всех планет!

В общем и целом я вполне могу порекомендовать Самуи для целей «пляжной астрономии».

blogentry-1623-0-77398600-1393440590_thublogentry-1623-0-39976100-1393440604_thublogentry-1623-0-83305700-1393440606_thublogentry-1623-0-54139300-1393440608_thublogentry-1623-0-25385100-1393440610_thu

tempe

Остров Занзибар,находящийся у восточного побережья африканского континента , всегда представлял для меня интерес – в том числе и с точки зрения астрономии. Действительно, будучи расположенным в шести градусах южнее экватора, он позволяет наблюдать уже достаточно «глубокие», в смысле склонения, объекты южного неба. Достаточная (около 60 километров) удалённость острова от материковой части Танзании, отсутствие крупных городов (кроме столицы острова) и умеренный туристический поток позволяли надеяться на отсутствие очагов засветки и хорошее качество неба. Забегая вперед, скажу, что эти ожидания оправдались, хотя и не полностью: сверх того, скажу, что климатические условия Занзибара (применительно к астрономическим наблюдениям) оказались очень и очень специфическими.

Следует сказать, что Занзибар, как и большинство других местностей в пределах тропического широтного пояса, имеет муссонный климат. Годовые вариации температуры незначительны: времена года определяются сухим сезоном (зима и лето) и сезоном дождей (март-май и сентябрь-ноябрь). Разумеется, туристический поток в высокий сезон возрастает, а с ним – и цены; учитывая ограниченное количество отелей на острове,поездка в высокий сезон может оказаться делом сколь непростым, столь и непомерно затратным.

Итак, я поехал в межсезонье- перед началом осенних мартовских дождей и наблюдал на Занзибаре с 1-го по 13-е марта.

С собою я взял малый походный сетап: полуапо Deepsky ed 70/420 на штативе manfrotto, бинокль Celestron 10x50, а также карманный звездный атлас. В качестве обзорного окуляра я применял двухдюймовый Deepsky UWA, дающий с телескопом увеличение 13х при поле зрения несколько более 5 градусов. Телескоп хорош, но даже для такой лёгкой дудки фотоштатива недостаточно: работать по околозенитным областям очень неудобно, жесткость мала, вибрации великоваты. Следовало брать крепкую азимутальную монтировку с мощным штативом и обязательно – с микрометрическими ключами (тонких движений).

Для проживания я выбрал отель Mnarani Beach Cottages в северной части острова, в деревне Nungwi, в часе езды от столицы и аэропорта. Конечно, я предпочёл бы южную часть острова; однако, должно быть, 90% туристических отелей Занзибара (а почти все они принадлежат итальянцам) сосредоточены именно на севере – в деревнях Nungwi и Kendwa. И это именно деревни, в прямом смысле африканские рыбацкие деревни, куда и электричество –то добралось в начале двухтысячных, да и теперь перебои, (на радость ЛА) случаются по 5-8 раз в сутки. К тому же, приливы-отливы,столь характерные и выраженные для пляжей Занзибара,на севере ощущаются меньше.

Именно здесь, на Занзибаре, глядя на изумрудный океан, дважды в сутки отступающий на сотни метров от берега, видя рыбаков, тысячелетиями живущих сообразно дыханию прилива и отлива,постоянно,остро и ясно ощущаешь мерную, неумолимую работу Луны, её чудовищную тяжесть, тянущую на себя океаны.

К моему сожалению, тот самый, расположенный в ста метрах от отеля маяк, в честь коего и назван отель (Mnarani на суахили и означает «маяк») оказался работающим. Добротное же сооружение построили в позапрошлом веке британские инженеры! Хорошо ещё, что они не снабдили его направленным вращающимся излучателем, а лампа маяка оказалась довольно тусклой, и совершенно не мешала наблюдать в других направлениях, не засвечивая небо и вспыхивая с интервалом в 12,кажется, секунд. Света маяка было едва достаточно, чтобы весьма тускло освещать веранду на крыше главного корпуса отеля, где я обустроил свою обсерваторию.

Итак, оценим диспозицию. Обзор -360 градусов за вычетом сектора градусов в 15 на северо-западе из-за маяка.

Удобство и комфорт наблюдений: я отчего –то не удивился, обнаружив на этой (нечасто,видимо,посещаемой) площадке на крыше все необходимые вещи для ЛА: пара стульев, стол, и даже диван под навесом,куда можно спокойнейшим образом завалиться спать на рассвете, под шум океана…

Засветка. Здесь всё обстояло, увы,неидеально. В зените визуально различимы звёзды приблизительно до 5.5m. К горизонту всё закономерно хуже из-за расположенных (хорошо, что не вдоль всего горизонта) куполов засветки от отелей высотой градусов до 8. Хотя яркость их и невелика, впечатление несколько портится.

Но такое положение вещей сохраняется только до полуночи, когда в деревнях и отелях выключают основное освещение на территории,оставляя только дежурное.

«Включили великие звезды»- вот что подумал я, когда над островом вспыхнула угольно- чёрная, бездонная огромность африканской ночи.

Полночь на Занзибаре: слепяще-яркие соцветья созвездий,гроздья,связки мерцающих светил. Вот, наклонившись словно исполин над бездной, высоко на юго-западе стоит Орион, надёжный маяк на границе полушарий неба; полыхает мощный, неизменный белый огонь Сириуса и Канопуса, первого среди роящихся солнц Кормы; словно исполинское колесо, медленно скрипящее над океаном, африканская ночь выносит из- за горизонта новые сокровища.

Область Киль-Центавр-Южный Крест, роскошный звездный пояс неописуемого изобилия, царит на небе во второй половине ночи; сколь же велико удовольствие совершать неспешную прогулку по этим звездным россыпям,работая на обзорном увеличении! Вот взошла великолепная пара- Альфа и Бета Центавра, вот,непривычно высоко,стоит Омега Центавра,исполинский,хорошо знакомый рой солнц. Туманность Угольный Мешок в Южном Кресте, видимую чётко и контрастно на фоне сверкающего звездами поля, можно с лёгкостью принять за неподвижное тёмное облачко; только суточное вращение неба, возносящее это пятно тьмы вверх вместе со звездами Креста, указывает на его природу.

Думается, что дело именно в сходстве этой туманности с облаком. Судя по всему, ей очень захотелось обзавестись облачными сотоварищами. И в самом деле, часов с трёх ночи началось то, что я называю «стремительные облака Занзибара при стопроцентной влажности».

Небо не закрылось облаками полностью: рваные тучки разного калибра попеременно закрывали до 4 октантов площади неба, летя, казалось, с разных сторон света; ветер при этом совершенно не ощущался. Наблюдения пришлось проводить в режиме -«Так, юг закрылся, Альфу Ц. поглядим позже. А вот на востоке чисто – смотрим Сатурн. Разворот, поймал на малом увеличении, меняем окуляр (с двухдюймового на 1.25 большой кратности)- и…закрылся Сатурн. Так. Посмотрим Эту Киля. Хотя нет, вон та тучка прикроет её секунд через 20. А Центавр открылся. Хм, как ненадолго».

Влажность превосходила все мыслимые пределы. При температуре около 27 металл и пластик на ощупь были отчетливо мокрыми. По противороснику то и дело скатывались струйки воды. Мой старый бинокль, видавший виды,не перенес испытания Занзибаром: конденсат внутри корпуса убил оптику напрочь. Изображение стало мутным и тусклым, словно через грязное стекло. Восстановить инструмент не удалось, бинокль пропал совершенно. Учтём на будущее: если предполагается работать с биноклем при высокой влажности, следует брать модель только с герметичным корпусом и азотным заполнением.

С телескопом, к счастью, не приключилось такой неприятности. «Облачная осада» длилась около двух часов и закончилась за два часа до рассвета (как хорошо и удобно, что в тропиках рассвет и закат на протяжении всего года случаются, «грубо говоря, в шесть часов»).

Эта особенность занзибарского межсезонья привела к следующей статистике по местному астроклимату. Среднее время солнечного сияния за 12-часовый день составило от 8 до 9 часов, кучевые облака регулярно собирались после полудня; после полудня же, раз в три-четыре дня, шёл теплый дождь,утихавший к закату. Полностью ясными были 5 или 6 ночей из 14; в остальные ночи в той или иной мере присутствовала облачность. У местных жителей я узнал, что такая погода совершенно обычна для «малых дождей» осенью, в марте-мае и весной, в сентябре-ноябре.

Незабываемое зрелище - ночная гроза над океаном. Душная тьма. Беззвучные удары молний на горизонте, дальний шум океана, мерно дышащего у рифа, звуки барабана в соседней деревне, бег рваных облаков над тёмными силуэтами пальм, иногда,в разрыве туч- перевернутая низко над точкой севера Большая Медведица…

Post scripturam terminatam. Конечно, была тротуарная астрономия для местных интересующихся. Конечно, Луну. Так вот, коллеги. Всё, что нам говорили насчёт фаз - правда: в южном полушарии рога молодой Луны направлены влево.

Я свидетельствую)

Следующая серия- Тайланд!

tempe

Небо Шри-Ланки

Могучая архитектура ночи!

Арсений Тарковский

Остров Шри-Ланка, расположенный к югу от Индии, находится достаточно близко от экватора и является весьма подходящим местом для изучения объектов южного неба. Остров пересекает шестая параллель: южная точка Шри-Ланки (мыс Dondra) расположена на 5.9 градуса с.ш.

Время поездки было выбрано с учётом климатических условий, характерных для южной части Ланки. Остров имеет резкую климатическую зональность: сухая погода на восточном побережье летом (Тринкомали, Баттикалоа) означает муссонные дожди на западе (Коломбо, Хиккадува). Статистика метеонаблюдений по г. Галле давала хороший прогноз на сухую погоду в январе-феврале. На время поездки (первая неделя января 2012) молодая Луна заходила рано и не мешала наблюдениям. Расчёт оправдался: за 10 дней поездки 7 ночей были абсолютно ясными, и лишь позже пришла пасмурная погода со сплошными облаками и редкими дождями. Что касается сцинтилляции звёзд, она была значительной вечером, но заметно успокаивалась к полуночи. Высокая влажность также не помешала наблюдениям и не повредила оптике и электронике телескопа.

Выбор места базирования производился по следующим основным критериям: 1) южная часть побережья и отсутствие засветки, особенно - в направлении на юг; 2) открытый морской горизонт; 3) прочие условия.

После изучения ряда вариантов было принято решение остановиться в деревне Dikwella. Это - небольшая деревня в 20 км. к востоку от г. Matara. Удалённость этой деревни от основных очагов засветки юго-западного туристического побережья должна была обеспечить (и обеспечила) хорошее качество неба. Правда, добираться до этой глубинки не слишком близко: дорога от Коломбо на машине заняла более 2 часов. Дешевле и удобнее, пожалуй, было бы доехать на поезде из Коломбо до Матары (около 3 часов).

Туристов в деревне Диквелла совсем немного, и отель Dickwella Resort, в котором мы остановились, был единственным более или менее крупным. В части удобства для астрономических наблюдений он оказался исключительно подходящим. Территория отеля расположена на мысу между двумя пляжами, что обеспечивает открытый морской горизонт на юг (океан до самой Антарктиды), на восток и на запад (где, правда, до высоты ок. 10 градусов видно неяркое зарево от городов Матара и Галле).

В первый же день по прибытию я обошел территорию на предмет выбора места для установки телескопа (короткий ахромат Meade ETX-80). Было приятно увидеть, что в самой выгодной точке с панорамным видом на юг (слева за зданием ресторана) уже установлена беседка, а в ней – стол (вот место для окуляров, атласа и прочего) и пара легких кресел. Вокруг этой части отеля расположен невысокий бетонный парапет, ниже которого - пляж: места для установки телескопа более чем достаточно. Сверх того, на крыше главного здания отельного ресторана имеется большая открытая терраса, где можно наблюдать всю ночь. Освещение на территории отеля выключают в 23.00.

Окрестив эту точку «южной обсерваторией», я позаимствовал из беседки кресло и начал наблюдать в самом лучшем расположении духа. Жаркими зимними ночами на широте Шри-Ланки можно увидеть, пожалуй, «самые вкусные» объекты южного неба. Сразу после коротких сумерек низких широт (восход/заход Солнца – около 6 часов утра/вечера круглый год) сервировалось «фирменное блюдо низких широт» - молодая Луна рогами вверх. Вечер начался так: Орион, стоящий высоко на угольно - чёрном небе (М42 выглядит невероятно даже в 80-мм телескоп), Большой Пёс и далее к югу.

Первую половину ночи пришлось потратить не столько на наблюдения объектов, сколько на астрогнозию - «расстановку опорных столбов в незнакомых небесах». Мы, ЛА средних широт северного полушария, имеем, можно сказать, выгравированную в сознании карту нашего неба; поэтому в первое время приходилось усмехаться – мол, все созвездия перекошены, Большая Медведица вверх дном низко над севером, Орион как-то дыбом, а ниже его – вовсе не близкий горизонт, а «открылась бездна, звезд полна». Зрелище неожиданно распахнувшихся чужих небес, незнакомых созвездий, роящихся ярчайшими огнями, ошеломляет. То и дело приходилось мне «хвататься за Орион». Словно австралийский абориген, идущий вдоль «линии песен», я начинал мысленно тянуть веревки от звезды к звезде, создавая, обрисовывая, формируя в памяти контур созвездий, медленно продвигаясь вниз, за Большого Пса, в эту незнакомую небесную землю, в огромную сверкающую область, когда - то бывшую кораблём Арго. Дорожная карта - атлас южного неба. Киль, Корма, Паруса, Компас; Ахернар на юго-западе; снова к Ориону; казалось, что я строю дорогу на юг от столицы - Канопуса, продираясь через джунгли незнакомых солнц и расставляя знаки на перекрестках; вот здесь, от Киля, влево уходит трасса на восток, в земли Креста и Центавра, вправо – магистраль через Живописца, Золотую Рыбу, Сетку, до маяка Ахернара, линия к Магеллановым облакам; словно альпинист, идущий по вертикальной небесной стене, я медленно двигался в ночи, держась одной рукой за белый огонь Альфы Киля, а другой - за горячий оранжевый шарик Аль Сухейль. Трассы, пересечения; опорные маяки южной ночи. Огни мерцали над чёрным океаном, словно тысячи миров у этих населённых солнц говорили по дальней связи через неизмеримые бездны.

Ночь переваливает за полночь; ближе к трём часам на востоке, слева от Арго, поднимается созвездие, которое, перефразируя Арсения Тарковского, можно назвать «немыслимое чудо Южного Креста». Действительно, его чёткая, выразительная форма производит впечатление. Очень хороши его двойные звезды – широкая оптическая Гамма Креста и (тройная) Акрукс с далеко отстоящим компонентом С; на большем увеличении разделяется и пара А-В.

Интереснейший, и широко известный объект в Южном Кресте - рассеянное скопление Шкатулка драгоценностей, или Каппа Креста,- видно невооруженным глазом несколько ниже Беты CrA. Скопление очень невелико по угловому размеру и компактно: на обзорном увеличении 20х оно выглядит невыразительно, цвета звёзд также неярки. Увеличение 50-90 лучше раскрывает его структуру, проявляется цвет оранжевого гиганта в центре скопления; представляется, что для полного раскрытия красоты этого объекта нужно применять апертуру больше 100 мм и увеличение 100х и более. Пронаблюдав этот объект, оглядел созвездие Мухи ниже Южного Креста, и оно неожиданно понравилось мне: чёткое, маленькое, и, действительно, чем-то похоже на муху. Посмотрел и на скопление Южные Плеяды: конечно, оно меньше и совсем не так выразительно, как Плеяды северного полушария.

Дорога влево и чуть вниз - продолжение горизонтальной перекладины Креста – приводит к двум ярчайшим звёздам южного полушария, одна из которых - Альфа Центавра, не нуждается в представлении. Ярко- жёлтая, внешне подобная Капелле, она резко контрастирует по цвету с голубой Адженой, расположенной поблизости. Для того, чтобы разделить два компонента Альфы Центавра, десятикратного бинокля оказалось недостаточно; звезда вполне уверенно разделилась в 80- мм телескоп на увеличении 50х, а на 80х выглядела еще лучше. Здесь нужно сказать, что угловое расстояние между компонентами системы сейчас близко к минимуму и составляло (в 2011 г.) около шести секунд дуги.

Около чётырех часов утра, одним махом перескочив через весь греческий алфавит, телескоп развернулся от Альфы к Омеге Центавра. «Ох ты, да эта штука размером с Луну»,- подумалось мне, когда в поле зрения вплыл исполинский звездный шар. Огромное – нет, прямо-таки подавляющее своими размерами шаровое скопление; несколько, как мне показалось, рыхлое по сравнению с общеизвестными М13 и М4, истинный «король шаровиков»; даже в скромный 80 –мм инструмент это зрелище надолго приковывает взгляд, заставляя сожалеть лишь о том, что под рукой нет более апертурного телескопа.

Ошеломляющая ночь подходит к концу. Шри-Ланку выносит к рассвету. Уже высоко над юго-востоком стоит Волк, по своим очертаниям чем-то похожий на маленького Ориона; звёзды Креста растворяются в синеве; Скорпион тянет за собой зарю. Меркурий, отлично видимый даже без бинокля на востоке розовеющего неба, завершает программу наблюдений. Усталость берёт своё: перед глазами стоит двойное жёлтое пламя Толимана, сияющие контуры познанных созвездий, и «эта штука размером с Луну». Короткий рассвет; остается немного задержаться, поглядеть на просыпающийся океан и сказать «доброе утро» дневной звезде.

***

Подводя итог поездке на Шри-Ланку, я могу спокойно порекомендовать юг острова для общего ознакомления с «сокровищами юга». Конечно, нужно учитывать, что для «глубокого погружения» нужно забираться дальше в южное полушарие. Тем не менее, мне вполне удалось совместить отдых на море, ознакомление с прекрасной культурой, роскошной природой Шри-Ланки и астрономию. Из практических рекомендаций могу дать следующие.

Очень желателен бинокль, лучше – широкоугольный, скажем, 7х35 или 8х40. Я брал с собой недорогой 10х50 и обнаружил, что для «фиксации» линий созвездий нужно большее поле зрения. С другой стороны, в 10х50 хорошо рассматривать уже изученные участки. Нужен звёздный атлас, и лучше - среднего/большого формата. Работать с карманным изданием было неудобно. Кроме атласа, я пользовался программой - планетарием RedShift на Ipod touch 4. Программа хороша. Тем не менее, работа с маленьким экраном медиаплеера утомляет зрение (даже в ночном «красном» режиме); кроме того, батарея, как правило, истощалась за 4- 5 часов. Представляется, что планшетный компьютер будет намного удобнее. Очень поможет изучение звездных карт перед поездкой на юг, что упростит отождествление созвездий. Нужно знать, что через области «Киль – Корма – Паруса - Компас» и «Южный Крест-Центавр» пролегает Млечный Путь; они насыщены яркими звездами, из которых поначалу нелегко выхватить что-либо вразумительное, кроме того же астеризма Креста, пары Толиман-Аджена, Канопуса.

Из наиболее широко известных объектов южного неба мне не удалось пронаблюдать 47 Тукана и Магеллановы облака. Эти объекты наблюдаются в январе только вечером в западной части неба, и на широте Шри-Ланки стоят низко над горизонтом. Что касается Магеллановых облаков, то я обшарил в бинокль всю область неба, где расположены БМО и ММО, но их небольшая поверхностная яркость и поглощение у горизонта не позволили их найти. Туманность Угольный Мешок, напротив, наблюдалась вполне уверенно. Забегая вперед, скажу, что эта темная туманность выглядит куда более убедительно из южного полушария. Неудивительно, что я однажды даже перепутал её с облачком; это было позже, под небом Занзибара; о поездке туда речь пойдёт в следующей части повествования.

Чистого (южного) неба!